Ray

Светлана Рэй: «В каждом движении я стараюсь найти ключевой момент и логику»

Надеемся, сальсерос уже отошли от вечеринок по случаю женского праздника. И всё же, вдогонку предлагаем вашему вниманию интервью прекрасной Светланы Рэй из Санкт-Петербурга.

Она расскажет о привычном – мешает ли сальсе опыт бальных танцев и занятия фламенко. А также о необычном – например, о том, что общего между  социальными танцами и управлением атомными электростациями.

 — Как сальса появилась в твоей жизни?

 — Долгое время – лет, наверное, с трёх до двенадцати – я занималась бальными танцами – сначала в Казахстане, где мы жили, а потом – в Питере. И вот там я разругалась с тренером, потом с партнёром. Попыталась найти нового – попробовала танцевать с одним-другим-третьим, но не сложилось.

Я даже не знала, что существует сальса, но мне всегда очень нравилась латиноамериканская программа. Я пошла заниматься фламенко, там поделилась своими переживаниями, в итоге одна из девочек привела меня на латину.

Мы пришли на занятия по руэде к Рафаэлю [1] и была в шоке. Потому что в бальных танцах –  один партнёр на всю жизнь, а в руэде я перетанцевала сразу со всеми, и ещё куча новых фигур, непонятная новая музыка. В общем, я впечатлилась и поняла, что это надолго.

Поначалу попыталась продолжить заниматься параллельно всем. Но на сальсе меня ругали за то, что из-за фламенко слишком жесткая спина, на фламенко говорили: «Слишком много бёдер». В итоге я поняла, что надо оставаться только в сальсе – и так продолжается уже около семи лет.

— А насколько было сложно на этом первом занятии? Так сходу войти в руэду всё-таки непросто. 

— Ну, у бальников есть определённая самоуверенность – «я всё умею». Сейчас я понимаю, что тогда у меня получалось, наверное, не очень хорошо, но, в целом, сориентировалась я быстро.

— А в целом бальный опыт – мешает, помогает? Как это потом приложилось? 

— Поначалу – очень сильно мешает. Преподаватели знают, насколько в начале занятий сальсой «вылезает» бальная пластика и каких усилий стоит её сломать. Потому что по сравнению с бальными в сальсе – всё наоборот.

Бальников учат бедро в одну сторону, в сальсе при том же шаге оно идёт в другую – так что, мозг взрывается. Я помню, взяла индив у Бори [2], и целый час мы с ним занимались только шагом. Он объяснял, а я стояла перед зеркалом, пытаясь заставить тело, сделать что-то по-новому.

Это, что касается пластики. Но, с другой стороны, как двигательный опыт – умение управлять мышцами, координировать движения, — бальные танцы или любая танцевальная база помогают очень сильно.

— А как ты начала преподавать сальсу?

 — Это тоже было с Борей. Сначала мы с ним познакомились на вечеринках, он  предложил мне выступать в его шоу-группе. А потом потихоньку я пришла к нему в школу и начала ассистировать. Мы вели какие-то занятия, а потом – форс-мажор: Борис не пришёл, звонит: «Меня сегодня не будет, проведи занятие».

Сначала, конечно, было тяжко. Но я очень благодарна ему за этот опыт. Это лучшее обучение – как в бассейн кинули: поплывёшь – значит навсегда. И так началось –  я иногда вела занятия за него, потом мне доверили женский стиль; вести занятия постоянно я начала, когда открылась «Salsa+» [3].

— На что ты делаешь особенный упор, когда преподаёшь? Механика, пластика, психология – что для тебя главное в сальсе?

— Я стараюсь найти в каждом движении ключевые моменты. Многие преподаватели видят действие целиком и так же целиком пытаются передать его ученикам. Хотя на самом деле в каждом движении есть логика, опорные точки. То есть, не «взять вес, вытолкнуть его со стопы…», а просто «убрать вес с той ноги, на которой ты стоял». Мне интересно найти ключевые точки,  суть движения, которую когда объяснишь, всем сразу всё станет ясно.

Когда люди понимают логику и суть движения, оно им легче даётся и обучение идёт быстрее. То есть, у меня получается упор на такой мелкий анализ механики.

Что же до стиля, то это скорее вещь, которую, освоив технику, люди приобретают сами. Если говорить о стиле в широком смысле, — об эстетике движения, то это понятие, опять же, имеет отношение к механике. То есть, «как правильно вывести руку, чтобы это было вовремя и в согласии с инерцией» – и так далее.

Но есть ещё индивидуальный, личный стиль – это набор элементов, которые люди переняли у других, уже имея собственную базу. То есть, ты смотришь на других людей, может быть, на звёзд и понимаешь: вот это мне нравится, вот это не нравится — все же люди обезьянничают. И мне кажется, поиск каждым своего уникального стиля – это уже косвенная задача преподавателя, это не надо прям вот каждому подробно объяснять, человек сам всё это снимет.

Cтиль в широком смысле, —  это понятие, имеющее отношение к механике. То есть, «как правильно вывести руку, чтобы это было вовремя и в согласии с инерцией» – и так далее.
Но есть ещё индивидуальный, личный стиль – это набор элементов, которые люди переняли у других, уже имея собственную базу. То есть, ты смотришь на других людей, может быть, на звёзд и понимаешь: вот это мне нравится, вот это не нравится — все же люди обезьянничают.

И мне кажется, поиск каждым своего уникального стиля – это уже косвенная задача преподавателя, это не надо каждому подробно объяснять, человек сам всё это снимет.

— Ты сказала «звёзды». А кто твои личные кумиры, образцы для подражания? 

— Мне очень нравится Хуан Матос и Амнерис [4]. И в плане шоу: техника у них обалденная, на такой скорости, очень грациозно и эмоционально насыщенно выступать – это, по-моему, очень здорово. А в плане техники ведения это, конечно, Марио [5]. Это человек, который может повести любую партнёршу в любую фигуру, и, даже если она будет новичок, она всё равно её станцует, а потом сама удивится.

— Какие-то предпочтения по стилям есть?

 Вообще сейчас я люблю линию [6], но начинала с касино.

Это тоже известная вещь — у многих, кто начинал с касино, есть период, когда они заявляют: «Куба – это всё, и я её люблю, линейка ваша – фигня, я буду танцевать только касино» и так далее. Я тоже через это прошла, и мы с Борей долго спорили. Я кричала: «я ненавижу линейку, там тебе все постоянно мешают», а он мне заявлял: «Ты ничего не понимаешь». А потом потихоньку-потихоньку переросла.

Я не говорю, что касино – это плохо. Это корни, и нужно, чтобы люди их знали, и умели получать во всём кайф. Но сейчас моё предпочтение – это «нью-йорк», потому что, если разбираться в линейной музыке, то она очень глубокая и танцевать под неё здорово.

 — А что больше привлекло – музыка или пластика?

 — Для меня есть два ключевых момента – взаимодействие в паре – ведение и ведомость, — и музыка. И по обоим параметрам «нью-йорк» — приятнее всего.

— А как складывалось твоё знакомство с сальса-миром? Просмотр видео, выезды на конгрессы, какие-то личные встречи?

 — Сложно сказать. Хуан Матос – это, конечно, видео. Когда мы с Дашей задумали своё первое шоу [7], то насмотрелись кучу видюх, где он танцует, и основывались на его технике.

А дальше, скорее, были конгрессы, причём, по большей части, питерские. Выезжать я начала не так давно, и большинство звёзд, с которыми я знакомилась, привозили сюда – Карлос [8], Боря; кроме того, ездила в Ростов. [9] То есть, сейчас уже можно многих иностранных инструкторов увидеть, не выезжая из России.

— А как возник номер, который ты показывала на White Nights Salsa Fest?

 — Всё пошло от музыки. А вообще всё началось с одной ученицы. Мы с ней занимались индивидуально, и она сказала: «А давай поставим номер. Я не хочу выступать – просто зафиксировать результат». Песню выбрали случайно – она была в телефоне.

А когда я начала ставить номер, поняла, что музыку очень хочется обыграть. В итоге номер получился такой сложности, что ученица сказала: «Знаешь, я не готова это сделать». В это время я как раз узнала про конкурс номеров на White Nights и решила: а почему бы и нет.[10]

— Что-то ещё, кроме сальсы, из соушл-жанров ты танцуешь?

— Нет. Кизомба меня не сильно впечатлила – музыка кажется слишком простой.

Пробовала бачату-доминикану – тоже просто. Сальса всё-таки «позапарней». Бачату я люблю, но так, чтобы передохнуть на вечеринке, а не чтобы увлекаться серьёзно или давать семинары. Слишком простая музыка, очевидная.

Другими направлениями я тоже специально не занималась, но мне очень нравится, когда элементы из других жанров включают в шоу. Когда мы ставили номер с Дашей, то специально приглашали девочку, которая ставила нам хип-хоп, занималась с нами, получился такой урок внутри номера – вот такие вещи я люблю и в шоу их использую.

Хотя в планах, конечно, есть много чего. Я согласна с тем, что говорят: если ты танцор, то должен танцевать всё и под любую музыку. В этом плане настоящим танцором я себя пока не считаю – слишком узкая у меня специализация.

То есть, я не говорю, что нужно быть везде мегазвездой – нужно знать основы: если музыка заиграла – что это за музыка, как под неё танцуют. Это действительно важно, но это в пока в планах.

— А расскажи о своих научных разработках. Факультет психологии и тема твоей работы возникли в связи с танцами или сами по себе? 

— Я пошла на психологический, потому что планировала по жизни заниматься танцами, но не хотела идти в Герцена или в Лесгафта [11], потому что слишком узкая специализация – если с телом что-то случится, то с ты ничего не сможешь сделать и это всё. А психология пригождается и преподавании, и в общении с людьми. Кроме того, по специальности я «психолог, преподаватель психологии», так что преподавательская часть в профессии тоже есть. То есть психфак  выбирала из этих соображений.

Но при этом неожиданно попала на кафедру, которая с преподаванием не связана никак – «эргономики и инженерной психологии». И когда  я поняла, что хочу писать про методику обучения сальсе – ну, то есть про «психологическую методику обучения движению на примере сальсы», — мне разрешили только тогда, когда я сказала: вот, в Питере куча школ, танцевальных студий, а преподавателей для них нигде не обучают.

Нам в институте всегда говорили: «Персонал должен проходить обучение». Ну, я и кричала на кафедре: «Как же так? Преподаватель в танцевальной студии – это же ключевой персонал! Вот, я буду заниматься их обучением!» (Смеётся). Мне сказали: «Ну, занимайся».

А мой руководитель занимается обучением персонала на атомных станциях, супермегапрофессионал в этой области. Сначала мы с ним исследовали какие-то уже существующие  методики обучения сальсе.  Переводила какие-то иностранные источники, но , как и предполагалось, ничего толком не нашла – в сальсе нет такой формализации.

А потом мне дали книжку Гальперина «Поэтапное формирование умственных действий». И вот на основе этой книжки на третьем-четвёртом-пятом курсе было написано три работы.

Сначала мы разрабатывали курс вращений, потом ведение. На эту тему есть записи в дневниках на Mambotribe, но там, по большей части, практические наработки, сделанные на занятиях. А вот «психология в сальсе» — это по диплому, по теории Гальперина и его последователей, которые занимались воспитанием спортсменов. Я пыталась привязать эти разработки к социальным танцам.[12]

— Ты считаешь, что обучение преподавателей необходимо или «работа есть, хорошо, если кому-то пригодится,, остальное пусть останется на интуитивном уровне»?

 — Я считаю, что это реальное упущение. Мы сейчас не берём для примера людей, которые просто зарабатывают школами танцев деньги. Но если ты хочешь, чтобы ученики реально танцевали, понимали, что они делают, почему и под какую музыку – ты обязан обучать преподавателей. Чтобы они сами красиво танцевали и могли ответь на любые вопросы. Мне кажется, что это необходимо.

— Но чтобы воспринять твой текст, нужна некоторая подготовка. А, по моему впечатлению, многие люди, особенно имеющие опыт танцев, динамических видов спорта, выстраивают методику интуитивно.

 — Ну, если ты супермегаталант – ты можешь идти и на интуиции, и у тебя будет получаться. Какое-то время я и сама так работала. Но сейчас я понимаю: вот, у меня есть ученики, с которыми мы занимаемся четыре года. И первые два с половиной — тем, что  сейчас могу поставить за месяц.

Я согласна, слишком научный стиль – это упущение в моей статье. Я собираюсь делать по ней курс обучения преподавателей – там такого не будет. Будут схемы, тренинги, доступная информация.

— А не приведёт ли обучение преподавателей к формализации? То есть, сейчас критерий «аа, ты хорошо танцуешь! – будешь у нас преподавать», а потом начнётся, наоборот, – сертификаты, дипломы…

— Ну, я же не собираюсь заходить далеко и делать прям целый институт. Но, мне кажется, для тех преподавателей, которых я буду готовить и которые захотят у меня учиться, я смогла бы найти такой способ ведения занятий, который был бы грамотен, удобен, быстр и интересен.

Я, конечно, не говорю о том, что моя методика самая правильная. Для меня она обоснована. Но вот недавно я была в Берлине, танцевала с очень многими прекрасными партнёрами. Я понимаю, что, если судить по моей методике, они бы вели совершенно неправильно. Но они ведут понятно, красиво – а с точки зрения сальсы это – самый главный критерий. Если ты красиво, понятно и музыкально ведёшь и при этом у тебя есть качества, присущие преподавателю, то ты можешь обучать. То есть, я не настаиваю на том, что истина в последней инстанции – у меня.

— Какой-то опыт передачи этой методики уже был?

 — Ну, как методика этот курс до конца не сформирован – есть какие-то части. Но частично преподаватели «Salsa+» это всё на себе испытали – я их мучила. (Смеётся). Но вроде они довольны. Мы мыслим одинаково, и это приятно.

— Твои творческие планы?

 — Сейчас очень хочется саморазвития. В последние несколько лет жизни я развивалась как преподаватель – много занятий, индивов, написание методики, интерес к психологии… Этого оставлять, конечно, не хочется, но сейчас меня потянуло в саморазвитие – растяжки, шоу. Хочется расти как танцору — как преподавателю тоже хочется, но в меньшей степени. Ясно, что на всё сразу времени не хватит, поэтому я делаю акцент на танцора. Хотелось бы быть в себе уверенной, танцевать под любую музыку.

Сейчас у меня уже есть человек, с которым мы занимаемся растяжкой, хореографией, классическим станком – всем, чем я занималась с детства, но уже забыла. Потом я ещё очень хочу пойти на какое-нибудь направление, кроме сальсы – брейк-данс, хип-хоп, может быть, что-то джазовое, ещё не знаю. В общем, расширять свои границы.

И ещё, надеюсь, через какое-то время открыть новую собственную школу.


  [1] Преподаватель школы «Сальсита» в Санкт-Петербурге.

  [2] Борис Эча.

  [3] Школа Бориса Эчи в Санкт-Петербурге.

  [4] Juan Matos & Amneris Martinez.

 [5] SuperMario.

  [6] Речь идёт о линейных стилях сальсы.

   [7] Имеется в виду совместный номер с Дарьей Пынченковой.

   [8] Carlos Torres, руководитель школы SalsaViva и фестиваля International Salsa Congress в Санкт-Петербурге.

  [9] Имеется в виду сальса-фестиваль «Третий Фронт» в Ростове-на-Дону.

  [10] номер Светланы Рэй на White Nigts Salsa Fest 2013 в Санкт-Петербурге

  [11] Педагогический университет имени А.И. Герцена и Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф.Лесгафта в Санкт-Петербурге.

  [12] Техника ведения в сальсе http://www.mambotribe.org/forum/blog.php?b=735

Техника вращений http://www.mambotribe.org/forum/blog.php?b=792

Немного психологии в приложении к сальсе

http://www.mambotribe.org/forum/blog.php?b=798

http://www.mambotribe.org/forum/blog.php?b=799