Андрей Корзун и Даша Реут: “Можно лишь посочувствовать тем, кто решил в этом году к нам не приезжать”

Менее, чем через месяц начнётся грандиозный праздник сальсы — красноярский фестиваль “Hot Winter in Siberia”. Как возникла и развивалась сальса в Сибири и не только? Чем “Hot Winter in Siberia” принципиально отличается от “Сибирского Сальса-фестиваля”? Что ждёт нас в январе? Об этом и многом другом мы беседуем с Андреем Корзуном и Дашей Реут.

— Андрей, где и когда ты начал танцевать?

А.: Танцевать я начал в 5 лет в ансамбле народного танца «Улыбка». После этого был 10-летний опыт в бальных танцах, а затем затишье года этак на три-четыре, но, как оказалось, не зря.

Во-первых, я очень наскучался по танцам, а во-вторых, в те три-четыре года как раз получил уйму преподавательского опыта, работая с несовершеннолетними осужденными. А еще — со школьниками средних и старших классов.

Это был суперполезный опыт для моей настоящей деятельности. Потому что чтобы убедить учеников пятых-шестых классов изучать право с использованием интерактивных методик, нужно очень хорошо изучить людей и их слабости. Короче, это была настоящая школа жизни. (Смеётся).

Ну, а в сальсу меня привела немецкая часть моего жизненного пути. Случайная экскурсионная поездка в Берлин буквально перевернула жизнь с головы на ноги, в прямом и переносном смысле.

Havana Club в центре Берлина — три танцпола… Но уши вывели именно на тот, где танцевали что-то, для меня тогда совсем непонятное, очень сильно напоминавшее ритмами латиноамериканскую программу спортивных бальных.

Но я сразу понял: здесь что-то не то… Вернее, наоборот, что-то такое «ТО», что заставляет людей улыбаться в процессе танца, обниматься и целоваться после него и уже через несколько секунд танцевать с новыми партнерами!

Сказать, что я тогда был очень удивлен — ничего не сказать. Реально часа три простоял на краю танцпола с блаженной улыбкой и с пониманием, что я должен научиться делать так же. Именно поэтому мой путь к первым занятиям оказался очень недолгим.

По возвращении в любимый Пассау я сразу нашел курсы сальсы в спорт-центре нашего университета — и тут всё понеслось и закрутилось!

Я не пропустил ни одного занятия и ни одной вечеринки за 8-9 месяцев, потом стал ходить ещё и на платные уроки (в спорт-центре всё было бесплатно, но уровень — начальный, из-за большой текучки учеников).

Буквально через пару месяцев мой препод, а в дальнейшем друг и товарищ, Максимилиано Гайтан [1] уже не брал с меня никаких денег и мы чуть ли не ежедневно встречались на занятиях и вечеринках – у меня появился новый круг общения! Это были здоровские времена!!!

Мы до сих пор общаемся с Макси, хотя сейчас и реже, но в первые годы после моего возвращения в Красноярск он несколько раз бывал в Сибири. А ещё практически каждый год мы попадаем в Мюнхен, останавливаемся у него и вместе ходим потанцевать.

— Какие-то конгрессы в тот период были? Какие впечатления ты из них вынес?

А.: За мой немецкий год я побывал на двух конгрессах.

Первый проходил как раз в Мюнхене. Сubamemucho — прокубинский фест, откуда в моей памяти засел Сео Фернандес [2] с его клевым стилем и супер шоу-постановками тогда ещё команды – кажется, она называлась «Latin Black».

Второй конгресс был в Бремене — на севере — оттуда я загрузил в себя уже линейную сальсу, хотя на тот момент ещё не понимал, что сальса бывает разной. Тогда я впервые увидел и СуперМарио, и Ниража [3] — и был в шоке от длины рук второго. И ещё запомнил, как СуперМарио банчил дисками — мы тогда прикупили парочку.

— А бальный опыт после начала занятий сальсой помогал или мешал?

А.: На первом этапе, безусловно, помогал. Ведь музыка первична, а ритмы схожи — мне этот компонент дался очень легко. Плюс парное взаимодействие; хотя в бальных танцах принципы немного и другие, но общего тоже хватает.

«Убивать в себе бальника» я начал лишь после того, как стал преподавать и танцевать на вечеринках — мне перестала нравится этакая своя показушность и куча бесполезных движений.

— Даша, как ты решила прийти в студию к Андрею? Своё первое впечатление – от студии и от Андрея – помнишь?

Д.: Собственно, история нашего знакомства началась за пару месяцев до первой личной встречи, благодаря нашим родителям.

Мой папа знаком с мамой Андрея, и, видимо, как-то она рассказала, что у неё сын, что он танцует сальсу и вот ищет в городе, с кем бы потанцевать. А мой папа, вероятно, вспомнил, как я рассказывала ему, что за несколько лет до того на отдыхе услышала и увидела сальсу, и даже попробовала потанцевать её в клубе. В общем, слово за слово, мой номер телефона передали Андрею.

В первый раз он позвонил еще в декабре и предложил как-нибудь встретиться и потанцевать. Но Новый Год, сессии и прочее встретиться в тот раз нам не дали. В середине февраля он позвонил еще раз, сказал, что уже провел первое занятие с группой ребят, и пригласил присоединиться и познакомиться.

До этого я с шести лет занималась бальными танцами, танцевала очень много, выступала на различных мероприятиях… А в восемнадцать попала в аварию, и о танцах было сказано на какое-то время забыть. Полгода без танцев, спорта и активного движения дали о себе знать — началась «ломка»…Как только я начала подыскивать в городе интересные танцевальные школы, Андрей и позвонил во второй раз…

И вот 23 февраля. Весь день переживала — пойти или все-таки нет, что надеть, что с собой взять.. В итоге, конечно же, сумку с танцевальными вещами оставила дома.

Как сейчас помню: захожу в зал, не зная, чего ожидать и кого увижу. На меня бросается парень с длинными волосами и смешной бородкой, в феврале месяце одетый во все белое, и в туфлях-латина. И почему-то он решил, что надо сразу поцеловаться, а потом уже знакомиться.

Слегка ошарашенная и удивленная его внешним видом, я встала заниматься вместе со всеми. Ребят было совсем немного, все молоденькие и веселые. Я постаралась спрятаться куда-нибудь подальше — всё-таки в первый раз, стесняюсь.

Занятие прошло отменно, легко и очень позитивно. Все занятие меня почему-то мучал вопрос – хм, — а нравятся ли ему девушки или все-таки не девушки, почему он в белом и почему у него туфли на каблуке… Но в итоге я всё-таки пришла к выводу, что парень, кажется, очень симпатичный и открытый к общению.

После занятия Андрей меня проводил и позвал на мастер-классы во время некого танцевального бала. На следующий день я поехала на встречу с ним в самом красивом платье, с отличным настроением и приятным предвкушением того, что кажется, в жизни начинается что-то новое, без чего я уже не смогу.

Так и начались «МЫ» и «Наша История и Семья».

— Андрей, как развивалась ваша студия?

А.: Развитие студии я хорошо помню — оно было безумным и бурным!!

Решение открыть школу пришло в один день — после двух звонков на телефон с вопросом, а не планирую ли я открыть классы сальсы. Причем звонили неизвестные мне люди. На следующий день после этих звонков первый урок сальсы уже состоялся.

На первом занятии, как помню, было 9 учеников, на втором — уже 16. И что символично — первые занятия проходили в красноярском Havana Club’е.

В первый месяц сборы с учеников не покрывали аренды — меня это тогда не сильно парило, но место мы в итоге нашли другое. 9 февраля был первый урок, а 22, если я все помню правильно, состоялась уже первая вечеринка. За диджейским пультом стоял Евгений Баранов — будущий DJ Baranov. Уверен, что скоро вы сделаете интервью с ним, и он вам в красках расскажет, как это случилось.

Потом в первые года два мы были в каждой бочке. На любое событие или сами напрашивались, или нас приглашали — и мы делали показательные номера, проводили мастер-классы, просто танцевали Это было реально очень круто. Нам же не на кого было равняться — мы никого не знали, нас никто не знал. В итоге мы просто делали то, что нам нравится, без всяких условностей.

В те первые годы приходило заниматься огромное количество народа — группы были минимум человек по 30-40. Любая начальная группа стартовала с 60-80 человек в таких залах, что сегодня я бы покрутил пальцем у виска и сказал, что предел таких залов – 30 человек. Но мы занимались! Было Круто! Было реально ООООЧЕНЬ круто!!!

И вот после первых пяти месяцев жизни школы мы познакомились через Интернет с Сашей Овдиным из Новосибирска — и провели с ними первые мастер-классы в Красноярске. Они приехали дружной компанией. Большинство этих ребят до сих пор в сальсе, и мы хорошо общаемся.

После тех мастер-классов мы начали преподавать касино — ведь нам предложили целую систему, рассказали про стили и прочее. Я был впечатлен. Ученикам это не очень понравилось — приходилось заново учить базовый шаг — но у них тогда не было вариантов. (Смеётся).

Вообще, после этого мы стали привозить преподов очень часто. Во второй или третий год преподаватели приезжали чуть ли не каждый месяц-полтора. Причём все привозы были в минус, и мы на это шли осознанно — мы вкладывались в себя.

Самое интересное, через 2-3 приезда преподов мои ученики знали, что на следующее занятие мы начинаем всё сначала — так как предложили новый подход. Сколько ж мы тогда поменяли этих подходов! И я безумно благодарен своим ученикам, что они стоически принимали это и верили в процесс!

Через какое-то время мы и сами начали ездить — первые мероприятия были в Москве — СНА, кажется. Там как раз были мастер-классы от Сео и Хуана Матоса [4]. Помню, Сео в очередной раз впечатлил, а вот Хуан своим подходом к делу мне с первого урока не понравился. Прийти помятым в темных очках — это было очень странным.

В те же времена мы попали и в Ростов — и были в шоке. А вот мимо Питера нас как-то всё проносило до тех пор, пока Боря не сделал фестиваль, на котором мы с Дашей значились в преподавателях [5] .

— Встречи с кем из российских сальса-персон в этот период на вас особенно повлияли?

А.: Во-первых, это был Виктор Радзюн — именно общение с ним в ICQ открыло мне глаза на то, что такое есть сальса и с чем ее едят на территории СНГ.

Во-вторых, это Алексей Алексенцев. Лёшка до сих пор производит впечатление каждый раз, когда мы встречаемся. Это Харизма — Сальса-СНГ! Он многое внёс в наше развитие.

В-третьих, это Борюсик. [6] Сколько же мы пережили вместе! Первый в РФ сальса-тур был именно с его участием. Вместе с Борей и Женей Барановым мы проехали Сибирь. А в первом городе тура была даже четырёхмесячная Сонечка.

В-четвертых, это были Марина с Геной. [7] Правда, в первые годы с ними не было близкого общения; мы смотрели на них как-то снизу вверх — очень уважительно к ним относились и относимся по сей день.

— Какие жанры и стили вы на сегодня танцуете? Насколько поняла, вы – просто универсалы – оба линейных стиля, бачата, даже кизомба. Что-то ещё я выпустила?

А.: Мы реально универсальны, даже больше скажу, универсальнее нас, скорее всего, нет на территории СНГ. Универсальнее, в первую очередь, как преподов, да и как танцоров тоже.

Мы танцуем линейную сальсу on1 и on2, и кубинскую, разные стили бачаты — доминикану, модерну. Кизомба также имеется в нашем арсенале. Ну, а ча-ча-ча, пачангу, меренге, румбу, афро, в том или ином виде, мы либо танцуем, либо просто умеем, либо умеем, танцуем и преподаем.

К каждому жанру был свой длинный путь. Начинали с чего-то среднего между линейной и кубинской сальсой, потом перешли на линейную «на раз». Кубинскую плясали только для руэды.

Линейной сальсе учились, в первую очередь, у Максимилиано; затем большую лепту в наше развитие внесли Славик с Катей. [8] «По Заславскому» танцевали мы, наверное, года два-два с половиной. Я поставил цель — пропустить всю методу Славы через себя — и я это сделал. Опять-таки — спасибо всем ученикам, которые терпели.

Кубинской сальсе мы учились и у Леши, и у кубинцев. Был тогда Мишель Мартинес [9], да и сейчас, видимо, где-то есть, но уже не в Сибири.

А затем появился самый «ненормальный» из всех кубинцев, которого мы знали — это Маркос. [10] А ненормальный он в самом позитивном смысле слова, потому что реально не похож на большинство кубинцев, которым свойственен незадачливый образ жизни. Маркос — профи, суперискренний человек и теперь друг нашей семьи. Теперь мы общаемся семьями — он и его жена Женечка, и сын Адрианчик.

Ну, а к сальсе «на два» мы пришли через погружение с Мариной и Денисом. [11]

Обычно (простите за откровенность) мы учились на учениках, но на этот раз материя была настолько тонкой, что браться за преподавание абсолютно непонятного — было страшно. Тогда решили не форсировать события, а просто танцевать понемногу и обучаться, где только можно.

Одно из таких «можно» случилось в Испании на конгрессе «Salsorro» — мы побывали на классах Эдди Торреса! Ребята, это был просто щенячий восторг!!! Я был в шоке от того, сколько можно успеть дать за час, от подхода к преподнесению информации, от его работы с «манекенами», когда он разок показал, а дальше пляшут уже те, кто помладше, но по уровню — не менее офигенные.

Тогда мы были участниками семинара по пачанге, нас было человек 500-600 и все — все! — делали то, что нам показывали — это было просто супер! Именно в тот момент мы почувствовали вкус сальсы «нью-йорк»».

Сказать, что мы освоили этот стиль — я бы не рискнул. Марина до сих пор жалуется, что я нечисто держу двойку. Но я работаю над этим.

И очень много мы работаем сейчас именно над стилем. Для этого планируем сделать в мае мега-преподские классы с Ye Mambo — для нас это — самые стильные танцоры после Эдди и Адольфо. [12] Но у них есть огромное преимущество — они живут на нашей планете — планете социальных танцев. У них можно поучиться, а еще — с ними можно танцевать на вечеринках. Но еще важнее — они наши друзья! Это была небольшая реклама. (Смеётся).

Ну, и про кизомбу — тут отдельное спасибо Максу Кумашеву. Конечно, очень многое, что сейчас заварилось по всем уголкам страны, не считая западной и южной части нашей огромной Родины — это заслуга Макса; он заразил народ этим танцем. Не скажу, что я фанат кизомбы — хотя пару месяцев был таковым, — но считаю, что уметь танцевать кизмобу — это больше хорошо, чем плохо.

— Какие семинары вы ведёте постоянно, какие были выезды, что запомнилось? Вспомните первый выездной семинар, который вели – вместе или по отдельности?

А.: Ухх, вот это вопрос! Особенно, про первый выездной… Я все порываюсь составить хронологию нашей деятельности — и как-то руки не доходят.

100% были выезды по Сибири — мы давали классы и в Новосибе и в Барнауле, в Томске. Но отдельное место в моей памяти занимает город Пермь — как-то уж очень тепло сложилось наше с ним общение. За что отдельный респект братьям Гуровым — Сереже и Саше. Ну, а затем почти все, что связано с Пермью крутится вокруг одного слова – «СальсАктив» во главе с мега-Человечком — Марией Беловой.

Ещё очень запомнились нам классы в Ильичевске на Seasky-фесте. Как-то там всё было очень душевненько.

Ну и на сегодня, вернее, за последние года полтора, уверен, — больше нас в СНГ никто не ездит. За что, огромная благодарность всем тем, кто приглашает и рад видеть нас из раза в раз. Ведь в некоторых городах мы бываем по два-три-четыре раза за год.

Постоянно мы ведем бачату и сальсу, последние полгода — кизомбу. Сальсу стараемся продвигать именно «на два», но когда просят «на раз», то даем весь материал уже с прицелом, что рано или поздно ученикам все равно придется перейти «на двоечку».

Продвигаем бачату-доминикану. Наша мега-цель — чтобы люди начали различать истинную бачату и ту, которую упростили донельзя и продвинули по всей Европе, в первую очередь, в плане музыки, а во вторую, — в плане движухи. И успехи уже есть. Дальше – больше.

— Как возникла идея Сибирского сальса-фестиваля? Как организовывали первый?

А.: Это случилось как раз в том самом 2007 году, когда школе было всего полгодика. Мне даже прислали недавно страничку, на которой всё это родилось — на форуме.

Закинули идею — а не собраться ли где-нибудь да как-нибудь сибирским сальсерос и не потанцевать, ну и от слов решили перейти к делу.

Справки о сальса-преподах СНГ, как я уже говорил, наводили у Виктора Радзюна, а программу самого феста писали в Новосибирске с Сашей и Олей Овдиными. Благо, формат сальса-конгресса нам к тому времени был знаком по личному европейскому опыту, да и опыт организации сальса-уикендов имелся.

Мы пригласили Максималиано, Лешу Алексенцева, кубинца из Новосиба, Саша Овдин был, Витя Радзюн, но, самое главное, — съехались люди. Живые, реальные, ни разу нас не видевшие и не знавшие лично – и, тем не менее, они приехали. На первом фестивале было 70 человек — Новосибирск, Иркустк, Томск, географию до конца не помню — но она была!

Организация нас не пугала — ведь к тому времени проектов в других областях было сделано много. Но, как всегда и бывает, — форс-мажоров было достаточно! Чего стоит неадекватность арт-директора ночного клуба, в котором у нас была центральная вечеринка!

Помню, как будто это было вчера: нашу музыку выключают ровно в полночь, хотя договоренность было до 02:00 ночи, включают клубняк, запускают быдло и девочек топлесc. И все разговоры о том, что была договоренность, никакого результата не дали. Я тогда просто сел на ступеньки и плакал – реально. Это было так обидно! Но зато какой опыт.

Кроме того, первые фестивали случились и случились хорошо во многом благодаря Ольге Жуковой. Это был Великий Менеджер Сальса-Клуба, который мог спорить со мной и говорить, что я не прав. Но первый фестиваль состоялся! И последствия можете сами видеть сегодня.

— Как потом развивался фестиваль? Кстати, дата фестиваля была выбрана случайно — или так само сложилось?

А.: Фестиваль начал развиваться. Мы это делали умышленно с целью развития сальсы в Сибири.

Мы видели, какие направления и где развиваются, понимали, каких преподавателей нужно приглашать, чтобы повышать уровень учеников и преподавателей. И уже тогда понимали, что без хороших диджеев не бывать хорошим вечеринкам.

В первые же годы мы начали практиковать тематические вечеринки, которые придавали атмосферу и яркость всему фестивалю. А уже на третий фест привезли живую музыку — Cuba Jam.

Все развивалось действительно очень бурно. Не успевал закончиться текущий фестиваль, как мысли были уже о том, что делать через год.

Нам посчастливилось познакомиться и подружиться с Маури [13] и с четвёртого фестиваля он с нами. Если первые два года мы собирали ведущих преподов РФ + Максимилиано, то на третий год пригласили Луиса Васкеса с Мелиссой + Милтона Кобо [14]. А на четвёртый год в преподах значились Адриан с Анитой и Атака с Алеманой. [15]

Народ тогда сошел с ума!!! К нам приехали отовсюду. А когда Хорхе и Таня танцевали свое знаменитое шоу в шортиках — люди плакали.

Пятый год был заключительным: мы почувствовали, что формат изживает себя. Даже то, что мы стали вводить систему семинаров, не давало ему общей новизны.

Ещё мы понимали, что Сибирский Сальса Фестиваль суперуспешен, в первую очередь, внутренним процессом и атмосферой — деньги для нас мало что значили. Ведь бюджеты тогда были всего в несколько сотен тысяч — и небольшие потери восполнялись за пару месяцев работы клуба.

В итоге мы приняли решение, что пятый фест будет заключительным — и так и сделали! И понимали, что, если ничего не родится, мы сделаем паузу или закончим на этой красивой ноте.

Что же касается новогодних дат — тут сложно что-то сказать — так сложилось. Это судьба. (Смеётся).

— В прошлом году фестиваль менял формат – были собраны все социальные виды. Как это происходило? Что дало?

А.: Да! Формат нашелся! Мы решили, что другие социальные клубы и танцы — абсолютно не конкуренты нам — а наши коллеги! Мы поняли, что тот опыт, который мы приобрели за пять лет, никуда не денешь. И было принято решение — предложить сделать фестиваль фестивалей. Собрать под одним «зонтиком» фесты всех социальных танцев, развивающихся в Красноярске.

Мы заразили идеей Мега-Феста наших коллег. Они поддержали нас во многом вслепую, но не пожалели об этом.

Принцип был очень важный — не смешивать ничего: каждый фестиваль должен был быть самостоятельным, иметь своих участников, свои мастер-классы, свои вечеринки, но при этом мы искали, какие могут быть точки пересечения и экспериментировали, во многом — с позитивным итогом.

Мы предусмотрели одну вечеринку, где у каждого фестиваля был свой танцпол, а участники могли ходить и танцевать там, где им хочется. Уже тогда мы понимали, что процент людей, которые танцуют несколько танцев — немаленький. Ещё мы предусмотрели день смежных мастер-классов, когда каждый мог попробовать другой танец, либо посетить класс общего уровня от преподавателей другого направления — этот опыт был позитивным.

Но самым главным элементом в этой системе был большой гала концерт. Задача номер один состояла в том, чтобы показать всем участникам шоу-выступления от всех стилей – так, чтобы люди увидели лучших представителей каждого из них на одной сцене.

Задачка просветительская — ведь зачастую мы имеем очень поверхностные представления о других направлениях. Немногие из нас знают, например, что такое вест кост свинг и с чем его едят. Немногие видели вживую выступления лучших танцоров аргентинского танго.

Задача номер два — это был выход «в город». Мы решили донести до горожан, что социальные танцы — это не танцы для инвалидов или социально необеспеченных людей, как считали до поры до времени первые лица краевой власти. (Смеётся). Что это особая культура, которая доступна всем и каждому, и что шоу от ведущих артистов в нашей культуре ничем не уступают тем же бальным танцам, а во многом превосходят — в вариативности, в подаче и много еще в чем. И мы эти задачи выполнили.

Отдельным достижением было создание нового Бренда — Hot Winter in Siberia. Он рождался непросто! Но нам опять повезло — судьба свела нас с одним очень хорошим человеком и со всей его компанией. Игорь Павлович Башкатов и Дизайн-Агенство «Артстиль» — это то, что вывело нас совершенно на иной уровень. Через многочасовые встречи, фокус-группы, круглые столы мы начали по-новому понимать, чем же занимаемся, начали осознавать необходимость не только качественного содержания, но и качественного преподнесения информации.

Мы научились и до сих пор учимся работать со словами, информационными посылами и многим другим. Человек, который со своей командой делает из года в год ведущие проекты краевого, российского и международного масштаба реально проникся идеей нашей деятельности и искренне вникал от встречи к встрече в суть нашей культуры. Поэтому сегодня они являются соорганизаторами Hot Winter in Siberia — чему я искренне рад.

 Мы решили донести до горожан, что социальные танцы — это не танцы для инвалидов или социально необеспеченных людей, как считали до поры до времени первые лица краевой власти.
Что это особая культура, которая доступна всем и каждому, и что шоу от ведущих артистов в нашей культуре ничем не уступают тем же бальным танцам, а во многом превосходят — в вариативности, в подаче и много еще в чем. И мы эти задачи выполнили. 

— В этом году фестиваль будет сальсовый или опять мультижанровый?

А.: В этом году мы снова объединяем несколько фестивалей: Сальса-Бачата-Кизомба, Аргентинское Танго, Вест Кост Свинг, Хастл. И ближайшие 3-4 года этот формат сохранится. Он успешный, он важный, он дает очень много преимуществ.

Мы увеличиваем количество и качество «точек пересечения», при этом сохраняя полную автономность. Вместо одного гала-концерта в прошлом году — в этом у нас 3 центральных события, которые решают обе задачи — предоставить участникам в одном месте и в одно время танцевать несколько направлений; показать городу, что есть social dancing.

Впервые для нас, да и впервые в мире (по крайней мере, Гугл не знает аналогов) — мы делаем целый день и ночь в музее. Огромный музей, с невероятной архитектурой будет в нашем распоряжении! И мы предложим участникам и горожанам новый формат — мы будет о танцах рассказывать со всех сторон — с точки зрения истории, культуры, музыки, фильмов, фотографий, самих танцев через мастер-классы, семинары, ну и собственно вечеринки!

Более тридцати локаций о танцах, более десяти разных танцполов — это будет нечто! Уверен, что об это будет нечто новое для формата наших фестивалей.

Второе событие будет связано с танцевальным рингом — здесь уже больше танцев, но ринг внесет свой колорит. Во-первых, это будет возможность проявить себя участникам — предварительно подготовить яркую танцевальную шоу-презентацию своего города и станцевать её на ринге в рамках «Турнира Городов»! А во-вторых, мы воссоздадим нечто такое, что было в фильме «Уличные Танцы-2», где Майкель Фонтс и Ко устроили баттл. Но одно дело фильм и дубли, а другое — артисты, не уступающие по уровню актёрам в том самом фильме, – и, самое главное, — импровизация! А все это в купе с реальным рингом, с качественным светом и звуком сделает зрелищем поистине впечатляющим. Такой формат также мало кем и когда предлагался.

Ну а третье событие — это будет просто нечто невообразимое! Если честно, то мы до сих пор ищем подходящие элементы, но в любом случае — «Cirсus of the Dance» — это шоу, в которое мы вкладываем очень многое. Не хочу сейчас раскрывать все задумки — но очень хочется сделать качественное шоу, которое не оставит равнодушным никого.

В какой-то мере ориентиром для нас является «Cirque du Soleil», но задачи стоят куда более сложные — у нас нет ни малейшей возможности что-либо репетировать. Мы должны создать Действо «здесь и сейчас» — и это шикарный вызов для всей нашей Команды! Мы хотим удивить себя и вместе с тем быть уверенными, что увиденное не оставит равнодушным никого.

В этом смысле могу лишь посочувствовать всем тем, кто решил в этом году к нам не приезжать, либо до сих пор не решился доехать и откладывает на потом. Того, что случится в этом году — не случится уже никогда! И, вместе с тем, я искренне рад за тех, кто к нам едет! Мы сделаем все, чтобы этот фестиваль проник в душу каждого участника и оставил неизгладимые яркие позитивные впечатления! Наша команда работает для этого уже 11 месяцев практически круглосуточно и мы в предвкушении!

— Дальнейшие планы?

А.: Перед тем, как сказать про дальнейшие планы, я бы хотел отметить две вещи. Моя семья. Без Даши этого текста не случилось бы — не случилось бы ничего из того, что случилось со мной за эти 7 лет.

Искреннее Спасибо тебе, Дашенька, за то, что ты со мной рядом… Всегда. Также спасибо нашей дочке за то, что терпит таких безбашенных родителей. Она — большой мотиватор во всех наших проектах! Ну и всей моей большой семье (у меня 7 братьев и сестер, кто не знал).

Из года в год моя семья становится все более значимой частью самого значимого моего проекта. И спасибо им за это.

Команда. Я нереально благодарен судьбе за то, что вокруг наших проектов собираются искренние и яркие личности. и что многие из них становятся нашими друзьями! Каждый из этих людей делает меня сильнее и, чувствуя их поддержку, я готов идти на самые рискованные проекты! Спасибо вам, Друзья и Соратники!

Я позволю себе выделить три имени, с которыми связаны значительные успехи в последние несколько лет. Это Мария Коломейцева — Супер-Менеджер, которая знает каждого участника в лицо, Агата Орешникова — человек, который понимает с полуслова и готов брать на себя любую ответственность, и наш неугомонный Креативный Мозг — Евгений Двоеглазов. Если что-то вас удивит на HWS — то все вопросы к нему.

На самом деле этот список гораздо больше и я очень горд и счастлив, что вокруг проекта есть такая Команда!

Ну а теперь несколько слов про планы. Тут достаточно трех строчек. Каждая из них могла выражаться в нескольких словах, либо в рассказе на десять страниц. Поэтому ограничимся первым вариантом.

Hot Winter in Siberia — 2015

Hot Winter Production Group

Hot Winter Club
_______________________________________________________________________

 [1] Maximiliano Gaitan. Здесь и далее приводится оригинальное написание имён артистов и преподавателей, чтобы облегчить читателям самостоятельный поиск их видео на YouTube.

  [2] Seo Fernandez.

  [3] SuperMario, Neeraj Maskara.

  [4] Juan Matos.

  [5] Имеются в виду фестивали «Третий фронт» (Ростов-на-Дону) и FreeStyle Salsa Fest (Санкт-Петербург).

  [6] Борис Эча.

  [7] Ванюшины.

  [8] Вячеслав Заславский и Екатерина Гутниченко.

  [9] Michel Martinez.

 [10] Marcos Fernandez.

 [11] Марина Ванюшина и Денис Романов.

 [12] Eddy Torres, Adolfo Indacochea.

 [13] DJ Mauri.

 [14] Luis Vazquez & Melissa Fernandez, Milton Cobo.

 [15] Adrian & Anita, Jorge (Ataca)& Tanja (La Alemana).

Автор: Daria

Авторское право © 2018 Salsa Union - Сальса Юнион | Дизайн ThemesDNA.com
top Яндекс.Метрика