Vneshniy vid

О внешнем виде танцоров

На дворе – весна, и впереди у нас – масса интересных событий – фестивали, оупены, поездки. С другой стороны, после длинных праздников ни о чём особо мудрёном говорить не хочется. И мы решили поговорить…про тряпочки. Точнее, про то, как должен выглядеть танцор.

Начинался наш разговор как беседа с двумя людьми, известными в сальса-сообществе своим стилем – Натальей Сиренко и Антоном Щербаком. Но после того, как кто-то из них упомянул Фёдора Недотко… В общем, размышления о стиле от Фёдора Недотко у нас тоже есть.

 Наталья Виллауррутия-Сиренко: «Если я себе не нравлюсь, лучше я домой пойду».

-Вообще внешний вид насколько важен для девочки на танцполе?

— Не знаю, как для всех девочек, — для меня важно. Потому что танец – это не только физическое удовольствие, которое я получаю за счёт движения, это ещё и эстетическое удовольствие. Всё идёт вкупе.

Если я пришла на занятие или на вечеринку и чувствую, что выгляжу так, что себе не нравлюсь, — всё. Лично мне очень сложно настроиться на правильный лад.

Причём ты можешь быть любой комплекции – главное, чтобы женщина сама себе нравилась в зеркало – особенно на обучении или на вечеринке. Если она ощущает себя красоткой, то и танец у неё будет уже другой. Она не будет стараться выпендриться, выпрыгивать из штанов просто так.

HEoAA_ZqPZI

— Когда ты только начала заниматься, ощущение этой связи уже было или оно как-то менялось со временем?

— Сложно вспомнить. Танцевать я начала давно, занималась бальными танцами, а до этого даже выступала на сцене, участвовала в каких-то безумных постановках. (Смеётся). Но это были больше какие-то неотрепетированные моменты, импровизация. А на занятия именно в зале я впервые попала в связи с бальными танцами. И там не было зеркала. Вот такой странный был зал.

Но при этом мне всегда хотелось выглядеть. Я старалась равняться на своего педагога. Она всегда была на каблучках, всегда зализанный пучок, серёжки – мне хотелось на неё походить.

То есть, мне казалось, что танец – не только в технике, а в том, как женщина выглядит, от этого рождается определённый стиль.

Мне кажется, что танец – не только в технике, а в том, как женщина выглядит, от этого рождается определённый стиль.

— Но соушл – это не бальные. Нет стандартов, нет подсказок, фирм по производству одежды, которые чётко идут по стандартам…

— А туфли?!! Вон все мальчики ходят в ганзяпках, все девочки – «Буржу» и так далее. Всё равно это диктует моду.

Вон вышли «Буржу» новые на платформе, все ходят одинаковые, чёрно-голубые. Никогда их не надену теперь из-за этого!

Стандартов нет. Но всё равно люди ходят куда-то в обычной жизни, и есть мода. У кого-то один вкус, у кого-то – другой, но всё равно на дискотеку мы приходим одетыми так, как мы себе нравимся. И я не знаю ни одной женщины, которая поступила бы иначе. Все, кто начинает танцевать, они даже одеваться начинают по-другому.

7ft_8iZM4CM

Вся одежда покупается в магазине с мыслью: «А как в этом танцевать?». Ты надеваешь туфли и делаешь три шага Майкла Джексона: а получается или нет? После рождения ребёнка я редко хожу на какие-то дискотеки, но прихожу покупать одежду и вдруг понимаю, что до сих пор думаю: «А смогу я в ней танцевать сальсу или не смогу?»

Ну, то есть, для меня это важно.

— Где достаётся одежда, которая сидит, нравится и при этом в ней можно танцевать?

(Думает, потом торжественно). Это приходит с опытом!

Если это платье в обтяжку из плотного сатина – оно стопудов будет бугриться, и молния сзади будет подниматься. То есть, я такое платье a priori не куплю, чтобы пойти в нём на танцы.

Кстати, я очень часто вижу девушек, которые приходят танцевать сальсу в таких нарядных платьях, которые очень хороши для корпоратива, дня рождения. Но на сальсу оно вообще никак, потому что оно полностью теряет внешний вид. Ну, или они не обращают на это внимание, дескать: «Сейчас я потанцую, опущу руки и секунду постою в ровном платье». Это всегда немножко бросается в глаза.

То есть, чтобы вещичка сидела, лучше пусть она будет из каких-то тянущихся материалов, пускай даже совсем в обтяжку. И я предпочитаю периодически поддёргивать вещь вниз, даже забирая для этого у партнёра руки, чем она будет на мне бугриться.

7KdeMEFa1VE

А ещё не люблю, когда на сальсатеку одевают какие-то бесформенные платья, из которых видны только руки и ноги. Сейчас бывают такие балахоны, это, мне кажется, к сальсе совсем отношения не имеет. Тогда уж лучше что-нибудь совсем летящее, чтобы ткань доигрывала за тебя повороты.

То есть, мода-модой, а какавушка – по расписанию. (Смеётся).

— А какой-нибудь сальса-стиль есть? Не знаю, старые фото, «Palladium»?

— Всё зависит от девушки. Иногда кто-то надевает такую юбку миди, колокольчиком, и я смотрю – мне нравится. Особенно, если кто-то «нью-йорк» танцует. А на себя – не нравится, мне лучше что-то в обтяжку. Я люблю тело показывать в движении, а в таких юбках… я в таком образе устаю.

Хотя считаю, что в целом этот фасон подходит к сальсе, а особенно тем людям, которые увлекаются ретро и джазовыми вариантами.

Хотя иногда девушка надела юбку, танцует – и ты понимаешь, что ей никак. А другая, наоборот, —  в образе, и получает от этого  больше удовольствия.

— Как опробовать сальса-одежду?

— Опять же, это приходит с опытом, ты просто видишь, что будет мешать.

UOKAtwMtlPM

Хотя вот я, например, люблю большие серёжки, и мне наплевать, что масса партнёров боится мне уши порвать. Я знаю, как от этого увернуться.

Хотя мне тут рассказывали: приглашает парень девушку, а потом ей же и говорит: «Ну, я, правда, с партнёршами с такими волосами не танцую. Только с собранными». А чего он её звал тогда?

На тренировке одно, а на дискотеку женщина, уж, извините, как пришла. Я, например, танцую только с распущенными волосами. Как бы они мне ни мешали. Волосы на лицо, в ушах серёжки, мне нравится, я в образе. Жгучая латиноамериканка. (Смеётся).

Потому что сальса – горячий танец. И через одежду тоже хочется эту «горячесть» передать. По крайней мере, я такие образы видела когда-то, и они у меня отложились.

— А на тренировке одежда — это важно? Или можно «завалить» в зал «в трениках»?

— Нет!!!! В трениках можно только если ты себе в них нравишься! Есть некоторые люди, которым всё равно. Лично мне – нет!

T3awRV4RT40

Что есть на тренировке? Зеркало! Если женщина себя видит в зеркало – и ей не нравится – всё насмарку!! Даже если она одна.

Хотя, может быть, такое мнение – не для всех. Но я без подходящей одежды не смогу ни одного движения сделать, и, если забыла одежду, я лучше домой пойду.

Давайте так: это – наш досуг. Правда, для тех, кто преподаёт, соушл перерастает в работу… Для меня это – полноценная работа, но я всё равно считаю, что это – досуг. То есть, мы работаем, когда у людей выходные или свободное время. И они же не в спортзал приходят. Да даже если в спортзал… Педагог обязан в свободное человеческое время дать людям толику радости и эстетики.

Дома есть муж на диване с газеткой, а дамы идут куда-то… И почему педагог должен надеть треники? Я считаю, что это – неуважение к ученикам. Или ученика к педагогу.

Это – праздник. Вы проводите здесь свободное время, свой досуг, и это – какое-то приятное времяпрепровождение. Так давайте и выглядеть приятно!

Танцы — это наш досуг. Это — праздник, какое-то приятное времяпрепровождение. Так давайте и выглядеть приятно!

— Одежда на тренировку, на социальный танцпол и для шоу-номера – разные ли это вещи и как их не путать?

-Ну, конечно, градация есть. То есть, в платье для выступления я на тренировку не приду. Если это не генеральный прогон, конечно. Вот на прогоне – да, там действительно надо понять, что не упадёт, не отвалится, не сползёт. На прогоне ты, наоборот надеваешь костюм и прыгаешь, как олень, специально.

А вообще на сцене нужно нести образ. Даже Майкл Джексон – король! – и тот одевался. А представьте, вышел бы в джинсах. Нет, ну, все бы съели, конечно.

Для меня человек, выходящий на сцену, — это Артист. Артист должен быть в образе. Если он не в образе вышел, — «Ты чего там стоишь? Спускайся вниз, к нам». Это могут быть джинсы, что угодно, но этот вид должен что-то нести.

Опять же вариант – конкурсы. Если люди вышли на конкурсе потанцевать в том же самом, в чём они танцуют на тренировке, мне неприятно на это смотреть. Потому что человек, выходящий на конкурс, на баттл, – это артист на те тридцать секунд, что он там танцует.

Я не говорю, что он должен выглядеть красиво – понятие красоты у всех разное. Но он должен нести образ, хоть как-то отличиться от толпы, которая стоит вокруг. Его же не выдернули случайно: «Вася, выходи прямо сейчас!» Он же готовился.

Почему он не уважает судей, публику, которая пришла на него посмотреть? Артист должен нести образ, кем бы он ни был – танцор, актёр, барабанщик…

KSFbLaEZjMU

— А если просто социальный танцпол? Есть ли градации – для оупена? для клуба? для центральной вечеринки фестиваля?

— Конечно. Есть current party – просто обычная вечеринка. Туда прийти и разодеться – это странно. Ну, или ты едешь с корпоратива – заехал потанцевать. Но если это – центральная вечеринка фестиваля – то просто положение обязывает!

И потом, мне кажется, многие, кто начал танцевать, другие мероприятия уже не посещают. А одеться красиво же хочется. И вот куда? – На танцы.

Центральная вечеринка – это праздник. Конечно, можно прийти абы как: у нас соушл, и на входе нет жёсткого фейс-контроля, тебя пустят. Но надо уважать других.

Кстати. У нас была ситуация, может она не совсем по теме. Мы поехали в Египет и пошли гулять. Было две пары и я. А собирались ехать в одно место, потом ещё думали: в клуб пойдём, поэтому все в хороших пальто, девочки на каблуках, накрашены.

И вот гуляем мы по какой-то улице базарной, увидели магазин, зашли. Пришёл хозяин – так он, наверное, час с нами разговаривал.

— Вы не представляете, — говорит, — какая для меня сегодня радость. Потому что таких красивых людей здесь не было давно. Обычно ходят туристы – в шлёпках, с пузом, полупьяные. Знаете, как надоело.

И продавцу было даже неважно продать свой товар. Он сидел и говорил: Как приятно, что люди вышли на променад, уважают свой отдых.

То есть, хорошая одежда производит приятное впечатление на людей.

— А наши люди вообще склонны так напрягаться? У нас же как: с работы пришёл, из костюма вышел…

— Ну, вид же можно создать не только с помощью black-tie. Есть конфортная одежда, которая будет выглядеть элегантно. Я просто опять свожу к мысли о том, что когда люди на тебя смотрят, а ты одет приятно для глаза, они радуются. У них на тебя положительная эмоция.

-3Cn2YjWXqA

— Наташа, а проколы на вечеринках были?

— Конечно, были! И юбки летают постоянно, что-то сползает…

Мне кажется, на танцполе это всё понятно – момент неудобный, некомфортный. Причём мне очень нравятся партнёры, которые, когда у тебя что-то отлетело или расстегнулось, так по-отечески тебя прижимают и ждут, когда ты с этой проблемой разберёшься.

Для меня они просто переходят в разряд «своих в доску», просто какой-то момент доверия случается к этим людям. Как будто они знают больше, чем остальные. А те, которые ничего не понимают, а ты там крутишься-вертишься, пытаясь при этом сама разобраться, — переходят в разряд «не хочу с ним больше танцевать».

Ну, рваные колготки – это просто неприятность, они у всех рвутся. Юбка – ну, поднялась, неприятность. А вообще – ерунда все эти моменты.

 

Антон Щербак: «Одежда танцора – это message»

 — Важно ли для танцора иметь соответствующий внешний вид или какой-то фирменный стиль?

— Понятно, что когда мы одеваемся – и в жизни, и на сцене, — то не просто прикрываем наготу. Мы пытаемся отправить определённый message — про то, что от нас ожидать, и как мы сами себя позиционируем.

Этому можно уделять слишком много внимания, или пренебрегать этим. Но тогда и позиционирование не будет чётким. Это уж каждый выбирает для себя – насколько его внутреннее состояние должно быть подкреплено ещё и внешним образом.

S genoj

— В бальных танцах наряд человека строго регламентирован. А что делать человеку в соушл, когда никто над ним не стоит, ничего его не держит и «у нас вроде бы отдых»?

— Да, жёстких стандартов нет. Но есть ориентиры, которым мы следуем. В каждом стиле они свои. И понятно, что, когда человек приходит танцевать, он смотрит вокруг. Он смотрит, кто задаёт тон в танцевальном плане, и начинает их копировать – сначала в танце, а потом и выглядеть пытается более-менее, как они. Так мы приходим, я бы сказал, к модным тенденциям в соушл.

— Различается ли мода на одежду в разных стилях сальсы? Например, кубинский стиль меньше ли подвержен всяким влияниям?

— Ой, ладно! Посмотрите на Йоанди и скажите, что он им не подвержен.

Просто «нью-йорк» во многом танцевально черпает из свинга, и, соответственно, манера одеваться там более «джазовая». А современное касино с его тягой к реггетону и хип-хопу выглядит более street style, но это не значит, что внешний вид подбирается бессистемно и без какого-то вектора.

Плюс есть миланская тусовка, где прекрасно уживаются представители самых разных стилей, включая Майкеля Фонтса, Фернандо Сосу, Хуана Матоса, Адольфо Индакочеа. Я так понимаю, они приносят в танцы современную итальянскую моду – все эти мокасины, пиджаки, жилетки, большие очки – весь этот миланский гламур.

И всё же. Для нашего человека соушл – это «танцы без правил». А если он заявит «я отдыхаю – я хочу треники»!

— Ради Бога. Ему никто ничего не скажет, но посмотрят косо и подумают плохо, и вряд ли он надолго задержится. Потому что если человек, приходящий в определённый социум, говорит: «Ваши…не то, чтобы правила, но определённые традиции не по мне!» — ну, ОК, чего пришёл-то? Ходи в трениках где-то ещё – никто не запрещает.

То есть, мер физического воздействия никто, конечно, предпринимать не будет, но человек очень быстро почувствует, что он оказался как-то в изоляции.

— На тренировках надо соблюдать дресс-код?

— Там – всё, что удобно и прилично, этого достаточно.

Фирменная футболочка
Фирменная футболочка

— А если речь идёт о преподавателе?

— Всё, что было сказано, относится ко всем.

Но вообще – стиль танцевальный, как и стиль в одежде, может быть очень разным. Не будем показывать пальцем, но кто-то может ходить в майке, и в этом очень гармонично смотреться. Но тогда уж надо танцевать на уровне этого персонажа.

И тогда вроде бы формально смотришь «ой-ёй-ёй, это майка!», а на самом деле всё складывается в один прекрасный образ.

То же самое и с преподавателями на занятиях. Кому-то не помогут костюм-тройка и разноцветные ботинки, а кто-то может спокойно работать в трениках, майке и джазовках. Всё зависит очень от многих факторов, включая личность самого преподавателя.

Выбирая одежду, мы не просто прикрываем наготу. Одежда несёт в себе определённый message. Но если, приходя в определённый социум, человек заявляет: «Ваши традиции не по мне», — то очень быстро почувствует себя в изоляции.

— Лично ты как выбираешь одежду для тренировок?

— Обычные треники, джазовки. Единственное, стараюсь всегда работать в футболках с собственным логотипом.

— Самопиар?

— Естественно. Если я им не займусь, то кто ж им займётся? (Смеётся).

И опять - футболочка с логотипом
И опять — футболочка с логотипом

— А как выбирается одежда для вечеринок?

— Ну, понятно, что за пятнадцать лет танцевания, всё, что покупается в магазине, оценивается ещё и с точки зрения «а как в этом плясать?» Особенно обувь, это важно.

Ну, а конкретно для «нью-йорка» — есть достаточно большое число фестивалей, на которые можно посмотреть, чтобы понять, в чём стоит идти, в чём – не стоит там появляться.

А «с технической точки зрения» мужчинам, наверное, легче. У нас ничего особо не задирается. Единственная проблема – рубашка выезжает из брюк, ну, и пиджаки мешают махать руками. Всё.

— Отсюда возник фирменный стиль с жилетами?

— Отчасти. Потому что найти подходящий пиджак – сидящий по фигуре и при этом не стесняющий движений – очень сложно. А жилетка не даёт выползать рубашке, но при этом не сковывает движения.

Вариант casual
Вариант casual

— Ух ты. Мы выяснили главный секрет Антона Щербака.

Одежда для особых случаев – конкурса и шоу-номеров – должна как-то различаться? И как подбирается?

Многое зависит от того, как заявлен конкурс. Но, в принципе, конкурс и сцена – это одно и то же, всё рассчитано на зрителя. Если подходить к конкурсу как к продолжению соушл – то, опять же, зачем идти на конкурс? Танцуйте соушл и не парьтесь. Всё-таки конкурс требует большего внимания к себе. С моей точки зрения.

— А как выбираются костюмы для выступлений?

— Очень просто. Первое: партнёр и партнёрша должны друг другу в чём-то соответствовать.

Чаще всего мы это всё шьём, но шить – это долго и обычно дорого. Ну, плюс заморочки, чтобы ездить на примерки. В общем, геморрой.

Если покупается готовое, то проблема в том, чтобы совместить партнёра с партнёршей – то есть, проблема другая – время тратится на поиск.

А дальше нужно, чтобы костюмы соответствовали музыке и хореографии. И всё.

Стильная деталь: красные носки партнёров
Стильная деталь: красные носки партнёров

— А соответствие костюма хореографии – это как?

— А вот смотришь – и чтобы у тебя не было диссонанса. Это не значит, что под определённую музыку надо носить бабочку, а под другую – бейсболку – нет, абсолютно. Просто чтобы в целом гармонировало.

Я не могу сформулировать какие-то жёсткие правила. Это каждый раз выстраивается заново.

— А конкретно когда шьются костюмы на «2mambo» для выездов на европейские фестивали – отсматривается вообще, что там модно?

— Ну, если мы говорим про классические мамбовые номера, то мне, честно говоря, не нравится европейская тенденция. Потому что там люди тяготеют к стандартным бальным вариантам. Я всё это уже на бальном паркете прошёл, мне, честно говоря, не очень интересно.

Поэтому с Pro Team мы стараемся отходить от шаблонов – как в хореографии, так и в костюмах. Прежде всего, речь здесь идёт о девочках, потому что мальчики обычно в последний момент покупают что-то готовое и потом что-нибудь доделывают. А девочки шьют или скрупулёзно подбирают. Так что, не хотите танцевать в стандартных бальных вариантах – смотрите наши номера. (Смеётся).

А проще всего было с «Зомби». Мы просто попросили киношных костюмеров что-то нам нарисовать. В результате получилась хитрая история – девочки шили каждая себе, а на мальчиков покупались готовые костюмы и потом специально старились: вырезались одни части, пришивались другие. Ну, и дорисовывались всякие кишки-кровища.

Те самые зомби
Те самые зомби

 

Фёдор Недотко: «Показывать танец, а не костюм»

 — Должен ли танцор задумываться о своём внешнем виде, или он может совершенно спокойно приходить на танцы в том, в чём он ходит по улице, дома?

— Это зависит от того, что за танцор. Понятно, что танцы – вещь, рассчитанная вовне, но каждый из нас может танцевать перед зеркалом дома. Ну, вот как в дýше поют люди… Но если мы выходим на люди, тогда конечно нужно подумать.

Например, особенно дяди любят всякие потно-футболочные варианты. А у меня был знакомый, который, идя в клуб, закупал 6-7 футболок и лёгких штанов  и менял их каждые полчаса. Просто понимал, что нельзя быть мокрым рядом с дамами.

Правда, был такой персонаж. Его можно назвать заботливым по отношению к окружающим.

А если кроме физических подробностей, нас волнует ещё и эстетика, тогда мы попадаем в сферу совершенно нетанцевальных размышлений. Тут, скорее всего ведущую роль играет бэкграунд. Долго было бы рассказывать, откуда он берётся, но в целом – это, конечно, воспитание, стиль, вкус.

Я бы не стал привязывать личный стиль к танцам, точно нет. Другое дело: если он есть, всем приятно.

Личный стиль Фёдора Недотко - casual
Личный стиль Фёдора Недотко — casual

— А у каждого танцевального жанра есть стиль одежды, который ему подходит?

— Есть, но это скорее тренд, определённая мода. Например, в 90-е годы линди-хоппера можно было опознать по кепке и широким штанам. Что на самом деле, с точки зрения стиля – полная фигня.

Сальсерос, кстати, опознать не так легко. Они скорее пытаются быть, как MTV – такой «стайл»: sexy, каблы, колготки. Но это же всё на любителя!

Я помню года два назад в Москве Миша «Фараон» Сакаев учил меня, как запоминать имена партнёрш: «Юля – в кофте со стразами». Тогда запоминаешь.

Но такой гламур – это ведь всё равно срез общества. Если в России любят гламур – его будут одевать куда угодно – и на сальсу, и на свинг. От танцев это не зависит.

Люди склонны полагать, что их сегодняшний костюм приписывает их к какому-то танцевальному сообществу. Если я сегодня одену кепку и боты или штаны с подтяжками – то я типа буду линди-хоппер. Ну, может быть.

Но я – танцор, и для меня не столь важно, как человек выглядит. Как он танцует – гораздо важнее.  Нет, ну, если девушку пригласить, треники – это, наверное, крайность.

Я вот стал присматриваться на пати в Питере – всё довольно нейтрально, нет перекосов – ни треников, ни гипергламурного. Наверное, это потому, что народ особо не задумывается… Хотя нужно признаться, что вообще люди склонны причислять себя к каким-то тусовкам…

Футболочка в таким узором на вечеринке в день Хеллоуина. Способ нейтрализовать соперников?
Футболочка в таким узором на вечеринке в день Хеллоуина. Способ нейтрализовать соперников?

Помню, одна дама в Питере лет десять назад занималась линди-хопом. Она была журналистом и исследователем моды и всё думала о том, как должны одеваться линди-хопперы. А на самом деле линди-хоппер никак не должен одеваться – он просто должен танцевать. Если он выглядит прилично – уже и хорошо. А всякие дресс-коды – мне кажется, это для ламеров.

Ламер – это такой начинающий, не разбирающийся человек. Но он очень хочет быть в тусовке и поэтому следит за одеждой. Просто хочет, чтобы по каким-то маркерам его причисляли к своим. И многие находятся в этих поисках – я много раз видел это не только в России, но и в Европе.

Помню, был даже спор с одной дамой, которая отвечает за винтажный раздел в Vogue, в Хельсинки. Она как раз очень любит такой стиль.

Для кого-то вообще стиль в первую очередь и, если ты, например, хочешь на свинг, то, скорее всего, тебя интересуют винтажные машины, винтажные шмотки – всякий look.

И вот я помню, на собеседование к этой даме я пришёл…ну, почти в трениках. А она и говорит: «Знаете, почему в России со свингом так всё плохо? Вы плохо одеваетесь!»

При этом сама она была в таком бабушкином платье – нафталин, бусы, розы в волосах — то есть выглядела соответственно эпохе сороковых годов прошлого века. Это тоже диагноз, потому что повседневность требует чего-то другого.

Если я пойду в таком виде по улице, по мне, конечно, будет видно, что я линди-хоппер. Но мне кажется, что casual – то, в чём ты пребываешь – (понятно, что не треники и не семейные трусы с майкой — это уже зашкаливает за барьеры…) – это нормально, приемлемо.

Танцы – это повседневность. Это – то, как ты себя чувствуешь. И неважно при этом, как ты выглядишь. Хотя для большинства это, наверное, не так. Зависит от отношения. Если ты танцуешь всё время – то неважно, как выглядишь.

Ещё один вариант casual
Ещё один вариант casual

Хотя, если я пойду на вечерину – это всё-таки мероприятие, это – соушл.

— А есть градация: обычная вечеринка в клубе, фестиваль, центральная вечеринка фестиваля?

— Ну, я наблюдаю за людьми много лет. Понятно: если фестиваль, то все готовятся – щипцы, фены, утюги. Раньше я сам в гостинице никогда утюгом не пользовался, а сейчас понял, что нужно. Всё-таки его придумали не зря. (Смеётся).

То есть, фестивали – это как вехи: ты живёшь от фестиваля к фестивалю. Что там посередине – не очень важно, а фестиваль – это, конечно, праздник. А на праздник нужно идти…в костюме. (Смеётся).

— А если социальный танцор выходит на конкурс? С одной стороны, это не сцена, а, с другой, не социальный танцпол. Как быть?

— Конкурс – это всё-таки не соушл. И когда люди попытались внести в систему конкурса и самопрезентации нечто социальное, они это тоже утрировали.

То есть, на бальных конкурсах все одеты, как,… я не знаю,…Чингисхан. Как только говорят: «Сальса!» — Всё, шаляй-валяй! Все вышли чуть не в гавайских рубашках, слава Богу, в шортах никого особо не было. Но требования снижены: люди одеваются нарочито «как попало».

Но это всё равно костюм. Люди так одеваются специально, чтобы подчеркнуть неформальность жанра. То есть, эта небрежность — по отношению к официальному дресс-коду спортивных танцев.

Если ты танцуешь всё время, танцы — это повседневность. Это —  не то, как ты выглядишь, а то, как ты себя чувствуешь. Но фестиваль — это праздник. А на праздник надо идти…в костюме.

Им сказали: есть caribbean party (так в конкурсной системе называют сальсу) – и все выходят нарочито free style. Правда, не могу сказать, что там есть перекосы: в майках там никто не выходит. Но они не следили друг за другом – вышли все разные. Тем они и пытались подчеркнуть «необязательность» дресс-кода. Многим это нравится.

 — Но ты сейчас говоришь о бальниках, которые вообще-то существуют в очень жёстких стандартах одежды.

— Эти правила тоже были созданы не просто так. Они же появились для того, чтобы сравнивать танцы, а не костюмы.

Потому что конкурс – это мероприятие для сравнения людей. И понятно, что кто-то побогаче – он может надеть покруче костюм, проплатить крутого дизайнера. Поэтому и были придуманы стандарты – чтобы костюмами нельзя было «взять».

Я понимаю, что для шоу (а конкурс – это шоу) костюмы очень важны. Поэтому бывает обидно, когда ты делаешь что-нибудь искренне-танцевальное, во что ты веришь, а к тебе подходят и говорят: «У вас были такие красивые костюмы!» Для меня худшего оскорбления нет – потому что они смотрели на костюмы, а не на танец. И, возможно, им танец – вообще пофиг. Это очень приземлённые зрители.

Именно поэтому в спортивных танцах и принято всё регламентировать – блёстки, длину, ткань, цвет. Помню, когда я занимался, для меня была большая проблема найти цвет костюма не такой, как у всех.

В галстуке?
В галстуке?

Все джентльмены в чёрном, а мне хотелось как-то выделиться, и я всё искал цвет, который был бы разрешён правилами. Шили тёмно-синий, потом шоколадный. Это профессионалы могут выступать в чём угодно, любители – до тех пор, пока они борются, — должны показывать танец, а не костюм.

— А если представить, что в среду бальников попал человек из соушл. Ведь если ему сказать «free style» он придёт в том, в чём на оупен ходит. Другая граница есть?

— Да нету никаких границ! У нас в Питере люди в клуб приходят, в чём придут. Да, есть те, которые придут расхристанными… Вот кто ты в жизни, так ты, по большому счёту, и пойдёшь на танцы.

Мы недавно приглашали одного преподавателя из Лос-Анжелеса, очень крутого, по имени Честер Витмор. Ему 60 лет, он всю жизнь в Голливуде, работал с Майклом Джексоном, со многими звёздами.

Он пришёл на урок – и не снял ни куртку, ни кепку. Вот как был в кедах и куртке, просто музыку воткнул и сказал: «Get up!» И три часа всем было наплевать на одежду, хотя куртку под конец он снял, конечно.

И на вечерину он может прийти так же. И многие это примут за стиль. Потому что он танцует настолько круто, что я посмотрю на него и буду надевать спортивные штаны, кеды и кепку. Он – икона стиля. Но потому, что он – танцор!

— А не будет так: «Free style?  Чудесно! Сейчас я в уличных кедах на танцпол и втащусь!»

— А тут ничего не поделаешь! Это – соушл, это – стрит. И всегда будут люди, которые будут так делать, сколько бы им об этом ни говорили. Просто потому, что для них это – этическая норма. И они ещё будут возмущаться, если им скажут, что должно быть по-другому. И будут считать понтовыми персонажами тех, кто пытается надеть бабочку.

Потому что люди все разные. По счастью, правил нет. И это большое счастье для соушл по сравнению с бальными танцами.

Я ушёл в соушл после пятнадцати лет карьеры в бальных именно потому, что в соушл нет правил. Ты можешь сам выбирать себе нишу, как хочешь.

Другое дело, что всё воспитывается. Люди ходят в кедах и майках на вечеринки, но видят, что остальные ходят по-другому. И, если их это волнует, они всё равно поменяются. Это же тоже, не знаю, какой-то процесс взаимного воспитания.

Но я гляжу на всё это разнообразие и вообще не переживаю ни секунды! Это здорово, что все разные! Если они все придут в костюмах, будет печально.

— От того, что стандарт появился?

Наверное. Если не объявлен дресс-код, а все пришли одинаковые, это же стрёмно.

Другое дело, вот Элтон Джон приехал в Москву и сказал: на концерте чёткий дресс-код: чёрное и белое. Все пришли в чёрно-белом, а он – в красном. То есть, все месяц готовились, а он на их фоне взял и выделился.

Вот это иллюстрирует идею дресс-кода: люди ищут какого-то объединения. А когда мы говорим про танцы, объединение – это сам танец.

— А есть какая-то граница для преподавателя? Ты сам для тренировок по какому принципу одежду выбираешь?

— Преподаватель должен понимать, что на него смотрят. С него снимают движение и его копируют. Поэтому я на себя в зеркало смотрю с этой точки зрения. Если мне нужно, чтобы было видно, как работают мышцы, я надеваю майку. И смотрю на себя – вроде нормально.

Правда, потом кто-нибудь сфотографирует или снимет – смотришь: «Вот, блин, кошмар и ужас!» Лучше б я её не надевал!»

На семинаре
На семинаре

Мне кажется, преподаватель отличается от всех остальных только тем, что он заранее продумывает то, как выглядит. Для него важен комфорт и уверенность.

Вот вчера я нервничал и выбирал, в каком костюме идти судить конкурс. А мне говорят: ерунда! Иди в том, в чём ты будешь чувствовать себя уверенно. Вот для препода это важно – безо всякого эпатажа.

— Как ты выбираешь одежду для танцев? Особенно после того, как исчез строгий дресс-код бальных танцев?

— Это зависит от окружения. Меня, в последнее время подруга пилит: «Я с тобой никуда не пойду!» И теперь я стал смотреть по сторонам. А раньше – не смотрел.

Вот когда мы с той дамой разговаривали по поводу дресс-кода в линди-хопе, она мне говорила про штаны и шляпы. Потом, когда появились соцсети, меня тоже многие упрекали: «Ты ходишь в кедах танцевать, а мы – в чёрно-белых ботинках. Мы круче». – «Ладно, ОК, давайте сравним». Потому что они говорили про одежду, а я – про танцы.

И в ответ ей я пытался привести примеры разных видеоклипов, где люди танцуют в джинсовых комбинезонах, в чём попало. На тот момент для меня это было иллюстрацией casual. Но сейчас я понимаю, что был не совсем прав, потому что клип снят телевидением – и это сделано намеренно.

Потом я поговорил с разными авторитетными людьми, многим из которых сейчас по семьдесят. И они мне объяснили, что, когда вечеринка, люди «dressed up» — потому что это вечеринка, люди показываются друг перед другом.

И в то время даже самые бедные слои на вечеринки всё равно ходили в костюмах. И один негритос Фрэнки Мэннинг пишет, что мог позволить себе один-единственный костюм. И его приходилось каждую ночь стирать, чтобы на вечер опять пойти, соблюдая лицо. Он был затёртый, убитый, замызганный, но это был костюм! И для негров в то время это было очень важно, потому что нужно было быть крутым. Если ты хотел произвести впечатление, то ходил только так!

Ещё не смокинг, но...
Ещё не смокинг, но…

И я понял что пати – это пати: общение, впечатление, нужно что-то для этого сделать. То есть, это важно. Для меня сейчас – важно,  раньше было нет.

Так что я не знаю, как это описать. Всё по-разному: всё равно, что описывать звёздное небо. Честер Витмор ходит в кедах – он крутой, и ему всё позволено. Но на какой-нибудь grand party он смокинг-то наденет. Я его несколько раз видел в смокинге – даже опознать не смог.

И, если я вижу человека, который этого не делает, я его тоже прекрасно понимаю: он хочет быть свободнее, неформальнее. Кто-то, наоборот, хочет, чтобы его заметили – шляпа, бабочка, всё остальное. Это соушл, общественная тема, в танцах-не в танцах – не важно.

 

 

 

Версия для печати Версия для печати