Михаил Каргапольцев: «Мне очень повезло, что я – сальса-фотограф».

Мы продолжаем говорить о разных людях, чьи усилия помогают сделать сальса-жизнь интереснее. Хорошая вечеринка или фестиваль – это, помимо прочего, интересные фотографии.

Как выглядит сальсатека глазами фотографа? Существует ли мода на обработку кадров с сальса-событий? Как избегать накладок в работе прессы на фестивалях? Как хорошо получаться на танцевальных фотографиях? Рассказывает Михаил Каргапольцев.

 — Во-первых, давай сориентируем читателя. Вне танцпола Михаил Каргапольцев кто по профессии?

— Последние несколько лет – бизнес-аналитик. И вторая моя профессия, естественно, фотограф. К счастью, это прекрасно совмещается.

 — Ну, и про сальсу. Как ты в сальсу пришёл и у кого начинал заниматься?

— Это было пять лет назад, в сентябре. В сальсу меня привела тогдашняя моя девушка, до этого мы с ней уже обсуждали танцы.

Один из моих друзей к тому времени где-то полгода танцевал, и летом чуть ли не каждый день приходил и рассказывал, как это круто. Я не верил, крутил пальцем у виска.

А однажды просто поддался на уговоры и пришёл. В результате сейчас мы имеем то, что имеем, – танцую и фотографирую.

Начинал в довольно известной у нас в Новосибирске школе «Сальсатека». Моими первыми преподавателями были Егор Поморцев и Светлана Жданова – классные позитивные ребята, за что я им очень благодарен; они со мной много помучились.

До сих пор помню первые уроки. Каждый из них дарил такой заряд бодрости и радости, что я просто «летал».

Месяца, наверное, через два пришёл на свою первую вечеринку. Причём это было культовое в Новосибирске место – «Сальса-бар», который буквально только что прекратил своё существование как танцевальная площадка. А всего новосибирцы танцевали там целых восемь лет.

Потом преподаватели менялись, из новосибирских учился у Александра Останина, Игоря Кима, Димы Кима. Конечно, у Марины Захаровой с Денисом Абраменковым, много у кого. Потом ещё к нам приезжали с мастер-классами, позже – сам стал ездить.

 — Как случилось, что ты начал сальсу снимать?

— Да как-то оно само получилось. Просто наша школа начала организовывать вечеринки в разных интересных местах, и у меня появилась мысль их поснимать.

Конечно, на те первые фотографии сейчас без слёз смотреть нельзя. А лучше – вообще никому не смотреть. (Смеётся).

Прошло много времени, это были первые шаги. У меня в то время была камера, я что-то фотографировал, и мне это нравилось. А потом это занятие переросло в постоянное увлечение, пошёл драйв.

Сейчас мой критерий хорошей вечеринки, которую я снимаю,  — классная музыка, классный свет и классные люди.

 — А «классный свет» — это какой?

— Такой, при котором каждый кадр получается супер! Который каким-то особенным эффектом подчёркивает танец, ну и вообще — который мне нравится.

Например, это могут быть прожекторы, софиты, контровой, неконтровой — не важно, какой именно. Важно, что такой свет даёт мне и людям дополнительные позитивные эмоции.

 — А, кстати, как ты учился снимать в клубах? Или подобный опыт уже был?

— Нет, до этого я в клубах не снимал. Сейчас, конечно, с высоты опыта это всё представляется не таким уж и сложным. А так  методом проб и ошибок; плюс есть куча специализированных источников информации.

Читаешь-читаешь, смотришь, анализируешь, что люди пишут: «Такая связка – получилось то-то, такая – получилось по-другому».  Пытаешься что-то применить – оп! не вышло.

Проблема в том, что танцевальной фотографией в соушл у нас занимается очень немного людей. Есть общие принципы, но конкретно со съёмкой танцев всегда бывает много проблем. Поделиться опытом – мало кто тогда мог и хотел.

Обычная клубная съёмка – это, в основном, портретики. Заходишь на vklybe.tv, на любой другой портал – и всё лежит примерно одинаковое — отличные портретики. Но в танцах это далеко не всё. Тут есть свои особенности — технические, композиционные, — с которыми с той или иной степенью успешности приходится бороться.

Например, обычная съёмка в клубе – это статика. А съёмка вечеринки – это сплошная динамика. И здесь – всё по-другому.

Кроме того, каждое место, куда ты приходишь снимать, отличается. И даже если у тебя большой опыт, свой стиль приходится корректировать под каждое из них.

То есть, не бывает так: «А, я в этом месте в сто пятидесятый раз снимаю, всё пройдёт по-накатанному!» Какая-нибудь лампочка сгорела, все пришли в белом или, наоборот, в чёрном – и вся работа начинается немного по-другому.

 — А кстати, как вообще фотограф рассматривает место работы?

— По-разному. Например, есть места, где я имею какое-то отношение к организаторам. Там я могу даже что-то посоветовать: «Вот если здесь немного помучиться со светом, снимки будут лучше».

Если я к клубу никакого отношения не имею, приходится работать с тем, что есть, и экспериментировать на ходу. Такое бывает, если пришёл в первый раз. Во второй – принёс какую-то другую технику. Потом посмотрел – опять что-то не понравилось, изменил. Или, например, пытаешься достичь какого-то определённого эффекта – снова работаешь, экспериментируешь.

Если дело совсем плохо – приходится обращаться к руководству: «Вот у вас время от времени проходят вечеринки – помогите со светом». Объясняешь — как правило, идут навстречу.

 — Хорошо, мы назвали проблемы съёмки в клубах, а в чём сложность съёмки именно танцев? Например, есть бальные танцы, их тоже снимают…

Когда фотограф снимает, допустим, бальные танцы, — это репортажка, репортажная съёмка. (Хотя наша съёмка с вечеринок – тоже, по сути, репортажная). И там, в бальных, задача – нащёлкать как можно больше кадров, чтобы потом было, из чего выбрать.

Правда, в бальных – когда фотограф стоит за рингом со своим огромным объективом, — свои нюансы. Нужно поймать пару в нужном ракурсе, в нужной позиции и чтобы платье красиво разлеталось. Это тоже нужно уметь и подгадать момент.

В соушл сложнее. Но, поскольку я пять лет танцую, то, в принципе, знаю, чего ждать от партнёров, и где-то могу угадать, что будет в следующий момент. Движения видны: делаешь ты энчуфлу или какую-то другую фигуру – это понятно. И фотограф пытается работать на опережение.

Везде есть некоторая задержка — объектив срабатывает не в ту же миллисекунду, когда ты нажал на спуск. Но, если ты угадал верно, — это здорово. А самое интересное – если у партнёра прошла какая-то фишка, по этому поводу появилась эмоция, и ты это запечатлел.

 — Хорошая съёмка вечеринки – это просто репортажная съёмка или что-то больше?

— Я говорил уже, для меня критерий хорошей вечеринки – это музыка, люди и свет. Просто, не знаю, как у кого, у меня есть такая особенность: чем больше меня прёт от вечеринки, тем лучше кадры, а чем лучше кадры, тем больше прёт. И бывает такое, что снимаю пару и сам уже пританцовываю, значит всё будет супер!

С удовольствием снял, с удовольствием обработал, с удовольствием выложил – все счастливы. (Смеётся).

 — У тебя как у фотографа есть какие-то личные правила поведения на танцполе?

Ну, первое, ты не должен мешать парам. То есть, не стоять дубом посреди танцпола, не распихивать всех, не пятиться пятой точкой вперёд, когда тебя никто не видит и ты никого не видишь. Иначе будут травмы и неприятности.

Снимать аккуратно, спокойно. Видишь, что тебя заметили, — и какая-то пара показывает: «Нас можно поснимать». Кто-то наоборот говорит: «Нас снимать не надо/не надо снимать нас вместе или вообще». Конечно, бывает некоторая доля игры в этом: «Ой, я не хочу фоткаться, ха-ха», — но это вообще не проблема.

-То есть, важно получить согласие пары на съёмку?

Нет, такого в явном виде нет, но это же заметно. Начинаешь снимать – а кто-то из людей отходит или закрывается так, что не видно партнёрши или партнёра.

«Ну, — думаю, — потом подойду, когда пары поменяются». Или спрошу, что не так. Допустим, могут ответить: «Меня сегодня здесь не должно быть».

Всё взаимосвязано.

 — А обратная связь для тебя важна?

— Естественно. Ты отснял, обработал, выложил, и интересно посмотреть лайки, комменты. Чтобы понять, как это воспринимают и чего дальше нужно делать.

Ещё иногда просто обсуждаешь с людьми в реале (соушл – все ж общаются), спрашиваешь, что понравилось, что нет. Само собой, чем-то – что было хорошо и что плохо – делишься с организаторами.

Если ругают – это тоже полезно. Просто ты поймёшь, что нужно учесть в следующий раз, ничего такого особенного в этом нет.

 — Можно прям так взять и поругать Михаила Каргапольцева, «фотографа года»?

— «Фотограф года» — это ж в каком году я был-то? Паркетина, да, одна есть, и хочется, конечно, ещё одну или не одну, если всё сложится. Но само звание – оно же не постоянное, переходящее.

Если поругают обоснованно, это наоборот полезно. Ты работаешь, у тебя всё идёт как по рельсам, думаешь, что всё неплохо. А ведь кто-то может думать по-другому. Без проблем, пообщались, понял (или не понял), принял к сведению или нет – всё равно хорошо, есть результат.

Даже как-то наоборот: когда тебе говорят, что ты фигню наснимал, это ещё лучше, чем когда постоянно хвалят, какой ты клёвый. Это стимул идти вперёд.

 — А есть какая-то мода на съёмку сальса-вечеринок? Или только стиль фотографа?

— У каждого фотографа есть свой стиль. Я или любой человек, у которого есть визуальный опыт, может посмотреть на фото с вечеринок и сказать, кто это снимал.

Да, есть определённая мода на обработку. Но обработка зависит от правильности съёмки, а съёмка — от того, под какую обработку ты снимаешь.

Есть какие-то тенденции в клубной фотографии, которые могут перекочевать в съёмку вечеринок. Например, я могу сделать обработку чисто клубную, могу не делать – потому что мне она не нравится. Могу сделать так, как в последнее время стали обрабатывать фотографии на клубных сайтах. Заранее смотрю, что именно подойдёт для этого места.

 — Если мы заговорили про тенденции, ты следишь за тем, что и как снимают? 

— Конечно, периодически просматриваешь, что наснимали в клубах, что – в России и на европейских конгрессах. На европейских конгрессах есть два классных фотографа – Валентин и Оливер. [1] За этими двумя грандами следишь постоянно.

Да, уровень там классный, но он уже устоявшийся, они традиционно выдают качественную картинку. Поэтому очень интересно следить за тем, что они снимают вне сальсы, не танцы, а, например, для тех же самых звёзд или ещё что-то. Зачастую получается очень интересно.

 Поскольку я пять лет танцую, то, в принципе, знаю, чего ждать от партнёров, и где-то могу угадать, что будет в следующий момент. Движения видны: делаешь ты энчуфлу или какую-то другую фигуру – это понятно. И фотограф пытается работать на опережение.
Всё должно быть чётко, красиво, движение должно быть завершено. И даже если это не так, движение должно смотреться завершённым. И люди должны выглядеть людьми, а не «о, спины!», даже если кто-то вращается. 

 — Что, на твой взгляд, отличает классную съёмку вечеринки от ста пятидести портретиков, которые завешивают ВКонтакте?

— Если смотреть по содержанию фотографий, очень здорово бывает, когда по фотографиям заметно, как людям классно танцевать друг с другом, какой драйв и вечеринка.

Допустим, встретились два партнёра, которые давно не танцевали. И ты об этом знаешь. И такое настроение сразу видно на фотографии.

Или, наоборот, люди танцуют для галочки. Тоже видно: тухляк. Посмотрю, если кадр технически хороший, может быть, в финальный отчёт он и попадёт. Но, если есть много хороших кадров,  этот лучше удалю.

То есть, самое важное в соушл – именно обмен эмоциями. И мне как фотографу это передаётся, соответственно, и на фото это тоже видно.

 — А постановочно поснимать пару можешь? «Встаньте так, теперь вот так». Например, если кто-то заказывает портфолио.

— Поснимать-то можно кого угодно и как угодно, с этим проблем не возникает обычно. Но вот так делать портфолио для наших сальса-звёзд мне не приходилось, не было таких потребностей как-то. Впрочем, делать какие-то статичные напряжённые картинки мне нравится гораздо меньше, нужно тщательно продумать динамику кадров. Посмотрим, может ещё и появится такая необходимость.

Такие вещи обычно делаются в студии. Ну, я могу так поснимать на пленэре, просто людей, не танцы.

Тут проблема: когда снимаешь танец, всегда есть какая-то динамика. Ну, то есть, в кадре статика, но динамика кадра всё равно прослеживается — входная и выходная. А когда ты ставишь людей болванчиками, даже если они очень классные партнёры, видна наигранность и напряжённость. Эмоций нет, хотя их, конечно, можно изобразить; но всё равно будет не то.

Я несколько рах пытался так снимать, но мне не нравится.

 — А съёмки шоу?

— О, это тоже отдельная тема.

Мне очень повезло, что я сальса-фотограф — всегда в первом ряду и вижу всё крупным планом. То есть, все сидят далеко, и видят общий план номера. Мне же одним глазом видна общая картина, как всем, а другим – крупный план и как надо снять. Получается очень интересно. Ну, просто такой приятный бонус.

 — В чём разница между съёмкой шоу на сцене и соушл в зале?

— Съёмка шоу на сцене и самой вечеринки — совсем разные вещи. В съёмке шоу главное – не снять какой-нибудь мазни и поймать хорошие кадры.

Это похоже на то, что мы раньше говорили про съёмку бальников: фотограф «защёлкал» бедную пару, снял двести фотографий, а выбрал две. Остальные не соответствуют критериям качества и обычной человеческой красоты. Никому же не хочется выглядеть плохо. Вот и остаются всего два кадра.

Ещё очень важно, чтобы не было каких-то переходных поз, нелепых движений; всё должно быть чётко, красиво, движение должно быть завершено. И даже если это не так, движение должно смотреться завершённым. И люди должны выглядеть людьми, а не «о, спины!», даже если кто-то вращается.

 — Давай  объясним, что такое «репортажная съёмка».

— Репортажная съёмка – отдельный жанр, когда ты присутствуешь на мероприятии и как сторонний наблюдатель снимаешь то, что происходит, а не управляешь событиями.

То есть, например, идёт гонка «Формулы-1», ты смотришь и снимаешь. А вот то, что ты поснимаешь после/в перерывах – отдельно отведёшь техников с болидами, потом ещё пилотов – это уже не репортаж. В такой съёмке есть твоё художественное видение.

Конечно, репортаж тоже снимаешь с долей художественности. Например, в танцах пытаешься композицию кадра выстроить, людей подобрать, поймать свет. Но всё равно – ты присутствуешь в качестве гостя и передаёшь свой взгляд на то, что происходило.

При этом взгляды у всех людей разные, поэтому даже если в одном месте собрались два фотографа, кадры у них будут разные. Потому что каждый из них исходит из своего взгляда и того стиля, который у них есть.

Конечно лучше, чтобы у тебя в отчёте была одна какая-то линия, получается event. То есть, грубо говоря, репортаж – это пересказ, а если ты пишешь своё художественное произведение – роман или повесть, – то это художественная съёмка.

 — А подписи к своим же кадрам ты делать не пробовал?

— Да, такое не так давно из Европы к нам пришло…

Я такое делал, этого просто нет в публичном доступе. Пока не было необходимости выносить это на публику. Но из этого можно сделать что-то вроде тизера. [2]

Причём тексты лучше не доверять писать кому-то со стороны – текстовику или копирайтеру, потому что могут и чушь написать. Лучше писать самому – ты же лучше всего знаешь, что снимал. Ну, и своё отношение передаёшь – это важно.

Естественно, организаторы могут тебе что-то подсказать – на что стоит обратить внимание. Но всё равно это твоё личное отношение, и оно выражается не только в фото, но и в подписанном тексте.

 — Кстати, вот с этой точки зрения, как ты оцениваешь те публикации в прессе, которые были по поводу сибирского фестиваля?

— Да, я помню эту статью НГСа, там фотографии никак не соотносились с текстом, то есть, вообще никак.

О тексте мне, может быть, говорить не стоит, поскольку я не репортёр, но, поскольку я в этой тусовке и знаю, как снять и что снять, то… Ну и какой смысл в этом кадре — там даже банально не соответствовали подписи кадрам. Ерунда какая-то у репортёров получилась.

 — А что делать организаторам, чтобы избежать таких сюрпризов?

— С моей точки зрении, если ты пригласил прессу — ей интересно.

Но всё-таки перед публикацией как организатор ты имеешь право на рецензирование текста. Хотя бы для того, чтобы там не было таких глупостей, когда фотают одно, а подпись взята с потолка. Для того, чтобы избежать фактических ошибок или где-то сказать: «Вот тут вам бы лучше, ребята, обратить внимание на другое».

Нет, понятно, что мы с тобой в теме, и нам сложно представить, как сальса выглядит для человека со стороны. Но, если иначе посмотреть, есть же журналистская этика, все знают, что «непроверенную и неподтверждённую информацию публиковать нельзя». Ну, пишешь ты о чём-то, в чём не понимаешь ни бельмеса, — набери организаторам, уточни.

С другой стороны, кто знает, какая там политика редакции. Могли и специально написать: «Вот какая клубничка происходит у нас в Красноярске в январе».

Я здесь другого способа не вижу, кроме как заключать соглашение и оговаривать, что ты, допустим, пускаешь прессу, но «вся информация перед публикацией подлежит согласованию».

Хотя тут тоже сложно: начнёшь давить – к тебе никто не придёт, пустишь всё на самотёк – получишь не то, что ожидал. Нужно соблюдать баланс. Конечно, если есть знакомые в каких-то изданиях, то получить тексты перед публикацией на проверку легче.

В любом случае, работа с прессой — просто ещё одно из направлений, в котором нужно работать. Есть реклама того, что будет, есть сопровождающие публикации во время мероприятия, а есть пост-эффект и работа со впечатлением.

 — Несколько советов от Михаила Каргапольцева людям, которые только начинают танцевать и хотят хороших кадров.

— Особенно это касается новичков, потому что с опытными танцорами легче работать. С новичками – теми, кто делает первые шаги или танцует не так давно – тяжелее, они сосредоточены на танце и ещё не получают от него полного удовольствия и расслабления.

Ведь как бывает:  смотришь на человека – и видишь у него на лице работу мысли. Поначалу это естественно, так у всех так было: «Как бы не налажать, как бы не ударить в грязь лицом, как поразить партнёршу? Как запомниться?»

Вот как раз об этом париться совершенно не нужно. На кадрах прекрасно видно, что ты паришься. Нужно просто расслабиться и получать от танца удовольствие.

Накосячил? Ну, и не беда! Значит, ты понял, что сделал что-то не так, потом отработаешь, сделаешь правильно. Это общий принцип.

Поэтому просто танцуем для удовольствия. Когда у тебя красивый партнёр или партнёрша, и ты обращаешь на него/неё внимание, то кадры получаются очень живыми. И это – гораздо лучше, чем ты стоишь, как нахмуренный столб, и соображаешь, на какой счёт ты сделал энчуфлу.

А с людьми расслабленными гораздо легче идёт и эмоциональный контакт.


  [1] Valentin Behringer, Oliver Orb.

  [2] Тизер – короткий ролик-загадка/ материал, основная задача которого – привлечь зрителя/покупателя, создав интригу вокруг события или продукта. Обычно тизер предшествует публикации чего-то большого, полноценного. Его задача – не рассказать о событии, а создать напряжение и интерес вокруг него.

Автор: Daria

Авторское право © 2018 Salsa Union - Сальса Юнион | Дизайн ThemesDNA.com
top Яндекс.Метрика