Как ездить на Кубу

О том, как, зачем и когда ездить на Кубу, чего искать там и чего опасаться простым туристам и, особенно, сальсерос, а также о главном событии года — фестивале «Baila en Cuba» мы беседуем с директором школы ESPALABRA и турагентства Cuba Libre Екатериной Самсонкиной.

 — Прежде всего, зачем наши люди вообще ездят на Кубу? За чем стоит ехать на другую сторону Земли?

 Куба для русского, а, скорее даже, всё ещё советского человека – это особое место и особая энергетика. Ещё со времён Карибского кризиса у нас у всех в головах сидит романтический образ прекрасного острова, полного удовольствий. В головах россиян Куба реально занимает особое место.

Неудивительно поэтому, что Куба является одним из самых популярных туристических направлений из России в Латинскую Америку. Сейчас появились ещё Канкун и Доминикана, но это – чисто туристические направления. На Кубу же летает пять самолётов в неделю, то есть, практически каждый день у нас есть прямой рейс «Москва-Гавана». И это наглядно подтверждает, что Куба – самое желанное направление среди русских.

Едут за ромом, музыкой, чего уж греха таить, — девушками. И многие, кто оказываются на острове, признаются, что он затягивает – только там наступает отрешение от российской  рутины и суеты. То есть, там реально что-то такое разлито в воздухе, что матрица перезагружается.

Я вообще человек рациональный – и говорю такие вещи. Но они подтверждались уже не один раз: от многих очень рассудительных людей я слышала: «За эту неделю я ни разу не вспомнила о своей московской жизни, работе, и зачем нужен Интернет». И вроде там ничего особо не делаешь, но остров пьянит.

Пляж можно найти поближе и подешевле, а на Кубу нужно ехать, прежде всего, «за Кубой», за особым вкусом жизни по-кубински, духом. И найти это можно, прежде всего, в городах – в Гаване, которая бесконечно прекрасна, в Тринидаде, в Сантьяго, в Богом забытом месте Баракоа. En el quinto pino, на краю света.

Если рассматривать какие-то пляжные зоны – для галочки, чтобы акклиматизироваться, прийти в себя после перелёта, можно провести несколько дней на Варадеро. Но, в принципе, Варадеро – это такая пляжная резервация для туристов, которая имеет очень мало общего с Кубой и кубинцами. Это всё очень выхолощено, рафинировано, неаутентично.

Всё-таки, если хочется пляжного отдыха, я бы его добирала где-то под Гаваной, под Тринидадом – там есть отличные пляжи и, при этом, они находятся вблизи от центров культурной и социальной жизни.

 — Кстати, какие значимые центры в целом можно отметить на Кубе и чего от этих мест ждать?

 — Здесь нужно заранее определить, чего больше хочется – города, либо природы. Если ехать по городам, то нужно посетить Гавану, Сьенфуэгос и Тринидад. Последние – это два очень разных города на Карибском побережье.

Сьенфуэгос – это такая французская жемчужина Карибского моря. Очень лёгкий, воздушный, светлый город, основанный в своё время французскими плантаторами.

Тринидад – колониальная игрушка, застывшая в очертаниях XVIII века. Благодаря ЮНЕСКО он восстал, как Феникс из пепла, и сейчас отреставрированный и совершенно пряничный.

Сантьяго-де-Куба – очень противоречивый город. Второй по значению город Кубы, и, как часто бывает, у него комплекс «недостолицы», «недомегаполиса». Он достаточно напряжённый и агрессивный – кому-то это нравится, кому-то нет. Но надо понимать, что Сантьяго-де-Куба – колыбель кубинского «плавильного котла» — на Кубе тоже существует такое понятие. Точнее, ajiaco – похлёбка из всяких креольских картошек, центром которой как раз является Сантьяго-де-Куба.

Именно там формировалась кубинская музыка, кубинская революция, кубинский сленг, кубинский образ жизни, который потом волнами миграции сносило на запад в Гавану.

Гавана всегда была более космополитичным транзитным городом, где испанцы выгружали свои товары и плыли дальше в Латинскую Америку. Как пересадочный пункт Гавана всегда была самой испанской, в то время как в Сантьяго-де-Куба происходил весь замес кубинской культуры. Поэтому в поездке от него не уйти.

Ещё на востоке есть небольшой город с особой харизмой — Баямо. Его я всегда рекомендую всем, потому что там непременно всё складывается: душевнейшие люди, душевнейшие ситуации. Он маленький и вроде неприметный, но очень живой.

И, если есть время, я очень рекомендую доехать до Баракоа. Это – крайняя восточная оконечность Кубы. Город окружён горами, поэтому там сложился свой тропический микроклимат, своя кухня, свои обычаи, свои люди с другими лицами.

До 60-х годов прошлого века Баракоа был связан с остальной Кубой только по морю и по воздуху – он отрезан горами, поэтому там сложилась своя микрокультура. Одним из подвигов Кубинской революции было строительство красивой и обрывистой дороги через горы Гуантанамо-Баракоа, и с тех пор туда можно добраться на машине. Но для кубинцев это – дорогое путешествие, которое без особой надобности не совершают.

Что же касается природного отдыха, то существует два кластера. На Западе – это провинция Пинар-дель-Рио и долина Виньялес. Виньялес – это область уникальных геологических образований – mogotes – «слоновьи спины». Их можно часто увидеть на всех открытках. Сейчас там активно создаётся инфраструктура для экологического отдыха: прогулки на лошадях, поездки в пещеры и на водопады.

Второй кластер находится на самом востоке, в горах Сьерра Маэстра – те самые, из которых в своё время вылез Фидель с бородатыми революционными друзьями. Некоторые мои друзья ездили туда прямо с палаткой: забирались в ставку Фиделя, откуда он вещал новости на революционной волне.

Там тоже очень красиво, совершенно нетронуто; всё просто дышит революционной бдительностью – изо всех щелей и со всех опушек на тебя смотрят портреты революционных лидеров. Всё пафосно и призывно. Туда доезжает очень мало туристов, но, по-моему, стоит съездить и окунуться.

 — Каковы особенности кубинского климата и когда туда лучше ехать с точки зрения акклиматизации?

 — С климатом там всегда более-менее хорошо. Но высоким сезоном считается сухой и прохладный, который начинается в ноябре и длится до мая. В это время русскому человеку не слишком жарко и не слишком влажно.

Хотя надо признать, что в декабре и январе иногда приходят «холодные» фронты. Это значит, что три-четыре дня может быть несколько ветрено, и купаться на океане прохладно.

Но для активного отдыха ничего лучше не придумаешь: всё равно светит солнце, ты ходишь в майке, но, может быть, не захочется весь день лежать на пляже, а ночью накинешь рубашку – по Цельсию получается +23-25 °. Для активного отдыха — для того, чтобы ездить и что-то смотреть, — такая погода – то, что нужно.

А летом начинается жаркий влажный сезон. Он всё равно высокий, потому что европейцы, у которых отпуска в июле-августе, всё равно активно едут, поэтому цены на отели высокие. Для пляжа этот сезон хорош: ты лежишь, лёгкий бриз тебя обдувает, — но таскаться по острову будет очень жарко.

Иногда бывают тропические дожди. Но дождь прошёл за полчаса, и всё это опять в воздухе парит. Температура держится порядка 30°, но гораздо тяжелее переносится за счёт высокой влажности.

Конец августа, сентябрь и октябрь – сезон ураганов. Это самый низкий сезон, когда дешевеют билеты и отели. Здесь всегда есть риск, что ты приедешь и из-за урагана всю неделю просидишь в отеле. В большинстве случаев это не очень опасно: просто сидишь, жарко, душно и воет ветер. Где-то раз в пять лет приходят разрушительные ураганы вроде Катрины, и тогда всё рушится.

Поэтому, если планировать отдых на Кубе, то в ноябре он может быть активным, а летом – пляжным. При этом надо иметь в виду, что Атлантическое – северное – побережье, где находится Варадеро и популярные острова, всегда чуть прохладнее, чем южное Карибское.

Поэтому за пляжем зимой имеет смысл ехать в Тринидад, Сьенфуэгос – там всегда спокойнее и на пару градусов теплее Атлантического океана. Если же ехать отдыхать летом, то именно на Атлантику, потому что Карибское море летом превращается в парное молоко без какого-либо движения воздуха.

 — Существуют ли какие-то самые общие правила безопасности для туристов на Кубе? Что надо и что жесточайшим образом не надо делать?

 — Во-первых, нужно признать, что Куба – самый безопасный регион Латинской Америки, где благодаря социалистической системе хозяйствования очень хорошо работает система безопасности. Может быть, у них не очень хорошо с экономикой, но прекрасные люди в форме или в штатском, которые блюдут общественный порядок, там на каждом углу.

Поэтому всё, что касается безопасности, должно быть просто в рамках здравого смысла: понятно, что не стоит ночью гулять по трущобам в золотых цепях, ярких серёжках и прочее. В принципе, как везде в Латинской Америке все украшения лучше не сильно на себя навешивать. Кубинцы – люди страстные, эмоциональные, как сороки, реагирующие на всё яркое…

Я бы сказала, что в их менталитете нет культуры насилия. Практически невозможно увидеть кубинцев дерущимися. Я видела только женщин, которые в порыве ревности царапали друг другу лица, мужчины же могут максимум покричать. Поэтому вряд ли на Кубе на тебя могут, например, напасть и ударить чем-то тяжёлым.

Но, конечно, если ты идёшь по улице, размахивая сумочкой, намотанной на мизинец, не выдержит никакая кубинская душа: какой-нибудь чёрный паренёк может пробежать мимо, выхватить и побежать дальше – и там уж всё зависит от скорости ног – твоих и его.

Поэтому с безопасностью просто: здравый смысл, минимум украшений, не надо на людях трясти купюрами и их смущать. Потому что для кубинца двадцать-тридцать долларов – это очень много; по-хорошему — это месячная зарплата на государственной службе. Поэтому когда мы раскидываем: двадцатку – туда, двадцатку – сюда, — у них внутри всё переворачивается.

Конечно, разводок на Кубе бесчисленное множество. Самая распространённая – это отсутствие меню и ценников в кафе и ресторанах. То есть, ты зашёл с мыслью съесть на ходу булочку, но, когда уже съел, ценник оказывается порядка десяти долларов, и ты уже никому не докажешь, что она не может столько стоить. Поэтому основное правило: всегда заранее узнавайте все цены.

Не надейтесь на каких-то недавно приобретённых на улице друзей, потому что кубинцы – великие коммуникаторы; они любят общаться, искренне получают удовольствие от знакомства с иностранцами. Но иностранцы часто становятся жертвами кубинского обаяния и очарования.

Кубинцы очень хотят быть понятыми и понять Вас. Но они могут искренне с Вами дружить и при этом в первом же баре или кафе сторговать себе комиссию за то, что привели иностранца, который тратит деньги.

То есть, «пойдём, я покажу тебе лучший бар, лучших лобстеров, лучший клуб». А на деле даже если человек ничего для себя не требует, потом от бармена или хозяина он получит комиссию. И если тебя приводит кубинец, ценник будет чуть более высокий, включающий и оплату его услуг.

Ещё вариант – привести тебя в бар и наесться-напиться за твой счёт, поскольку ты «амиго».

Другой вариант – что-то продать, чаще всего сигары. «У меня друг работает на самой фабрике, он принесёт тебе самые качественные сигары и продаст за три копейки». А на деле – сигары, конечно, принесут; продадут их дёшево или дорого – вопрос десятый. Но, скорее всего, продадут не тот табак, на который ты рассчитываешь.

На Кубе семь категорий табака. На экспорт идет табак первого-второго сорта – сами кубинцы курят табак шестой-седьмой категории, и человеку, который не разбирается, отличить высший сорт от низшего невозможно.

Конечно, когда ты держишь в руках обе сигары, разница на вид и на запах очевидна. Хорошая сигара пахнет немножко мёдом и запах у неё богатый, плохая пахнет бумагой. Это всё равно табачный лист, но он не того качества. Могут принести сигары пересушенные…

Они очень хорошо умеют убеждать: «У меня из-под полы – самый лучший ром». Могут показать корочку работника табачной фабрики…

С такси там нормально. Есть такси-служба, есть счётчики-таксиметры, но все на самом деле торгуются. Можно выйти на улицу, протянуть руку – кто-то да остановится. Таксуют там, в основном, владельцы советских машин. «Жигулята», «москвичи», частично разрушенные, где-то что-то искрит, где-то коротит, дверь отваливается, но машинки бегают.

Голосовать там, в принципе, достаточно безопасно. Дело в том, что турист – это священная корова для кубинского государства, и любые преступления против туристов караются значительно строже, чем те же преступления против кубинцев. Я бы сказала, что такси на Кубе безопаснее, чем в Москве. Поэтому активно пользуемся.

 -Кстати, а что на Кубе с деньгами? Там ведь параллельно ходят две валюты. Где нужно менять деньги и как лучше рассчитываться?

 — Иностранную валюту необходимо менять в банках или в официальных обменных пунктах, которые называются cadeca. Там вам выдадут универсальные куки (конвертируемые песо), которые можно использовать ВЕЗДЕ. Даже если ценник стоит в не-конвертируемых национальных песо, то просто делите его на 25 и вручайте куки. Например, за блюдо за 45 национальных песо смело давайте 2 кука.

В «деревяных» национальных песо кубинцы получают зарплату и совершают покупки-оплаты в магазинах для местных (зачастую по специальным карточкам, так дешевле), на рынках, в уличных кафетериях и прочих местах. Туристы могут поменять куки на национальные песо в тех же самых cadeca, но вопрос — стоит ли? Ради экзотики — да, а с практической точки зрения — не имеет смысла обзаводиться веером малознакомых купюр, которые будут между собой путаться.

 — Переходим непосредственно к танцам. Ради чего стоит ехать на Кубу людям, которые танцуют сальсу?

 — То, что людям, танцующим сальсу, надо ехать на Кубу, — это очевидно. Куба – это родина и основа основ сальсы, и сальса там повсюду разлита. Мало того, что она везде слышна, её ещё и многие танцуют.

Для сравнения при поездке в Венесуэлу или Колумбию, где, кстати, очень небезопасно, сальсу ты слышишь, но при этом её не с кем танцевать. У меня так было в Мексике.

На Кубе танцевать есть, с кем – многие кубинцы впитывают её буквально с молоком матери. Там реально можно увидеть двух-трёхлетних детей, которые недавно выучились ходить, но уже танцуют лучше, чем многие взрослые русские.

Да, есть представление, что сальса – это немножко устаревшее. И модная молодёжь танцует реггетон, хаус, американскую музыку – считается, что это круто. Но, тем не менее, процент танцующего сальсу населения на Кубе значительно выше, чем где-либо ещё.

Кроме того, в связи с волной популярности сальсы во всём мире, когда за ней приезжает много туристов и появляется много музыки, молодёжь начинает танцевать, используя сальсу хотя бы как способ приблизиться к иностранцам.

Понятно, что в любом клубе сальсы не будет – надо знать, куда идти и где искать. Понятно, что среди сальса-тусовки Гаваны или Тринидада достаточно барышень, танцующих хорошо или не очень, но использующих это умение, чтобы познакомиться с иностранцем и что-нибудь с этого получить.

Но, тем не менее, есть атмосфера – потому что кубинцы танцуют с каким-то особым чувством, вкусом и колоритом, который нельзя объяснить словами – можно только почувствовать. Когда ты видишь эту полуафриканскую пластику, помноженную на испанскую страсть, — у тебя реально что-то переворачивается в теле.

И главное – это не технические фишечки, десять поворотов или какая-нибудь офигительная поддержка, а внутреннее чувство, постоянный диалог. Это как маленькая жизнь, которую ты проживаешь с этим человеком в танце; сексуальность, чувственность. Это безумно пьянящее чувство, которое лично я встречала только на Кубе.

 — Где, приехав на Кубу, нужно узнавать о концертах и клубах и существуют ли особые правила безопасности, которые стоит соблюдать именно тем, кто едет на остров за танцами?

 — В любом городе есть Casa de la musica – Дом музыки. Там вывешена афиша концертов – обычно они распределены на неделю вперёд. Дальше кубинцы планировать не любят. Поэтому о концертах через месяц тебе не скажет никто – ни директор, ни сами группы.

Афиши вывешиваются в понедельник, и проверять их лучше лично, ножками. Можно по телефону, но есть риск что-то недопонять по-испански или наткнуться на ситуацию «мучача отошла, никто не отвечает». В Гаване целых две Casa de la musica – в центральной Гаване и в Мирамаре.

Если брать Гавану, то там обязательное для посещения место – ресторан «1830» по воскресениям.

Ещё один хороший способ – спросить у танцующих кубинцев, какие сейчас есть концерты. Вся информация передаётся по сарафанному радио. Причём очень часто бывает: если на вечер запланирован концерт и с утра его отменяют, то днём все уже всё знают. То есть, лучший источник информации – это сами же кубинцы.

Но при этом надо держать ухо в остро. Очень распространённая разводка – приставать к иностранцам на дискотеках с предложением: «Я такой классный танцор – я тебя научу». И здесь каждый решает за себя: если танцор действительно классный (а такое бывает) – почему бы и не поучиться. Но бывает другое: и танцует человек не очень, и научить не может. Потому что уметь танцевать и уметь учить – это разные вещи.

Лично я, например, считаю, что лучшее обучение – это практика, а без индивидуальных занятий – можно как-нибудь и обойтись.

 — На какие мероприятия любителям сальсы стоит специально ехать на Кубу?

 Конечно, главное сейчас – это фестиваль «Baila en Cuba» — международный фестиваль сальсы, который был создан восемь-девять лет назад при участии европейских партнёров. Проходит он в последнюю неделю ноября.

Мне кажется, сейчас это – крупнейшее событие во всей Латинской Америке. Туда собирается порядка шестисот участников со всего мира и все лучшие танцоры Кубы.

И, помимо уровня танцоров и преподавателей, стен  и воздуха, которые тебя окружают, одна из опций фестиваля – это возможность заказать себе кубинца или кубинку в партнёры на всё время мастер-классов. То есть, ты заранее заручаешься помощью хорошего танцора, который помогает тебе отрабатывать непонятные движения. Мало того, что ты увидел у преподавателей – тебя ещё и партнёр потом подучил.

И получается, что на шестьсот иностранцев приходится порядка четырёхсот-пятисот кубинцев. Это – огромная масса танцующих кубинцев, поскольку все, кто хорошо танцует в Гаване и ближайших городах, стекаются на этот фестиваль. И при этом, хотя ты вроде бы находишься в международной тусовке, происходит такое погружение в кубинскую пластику, причём в очень безопасном ненавязчивом формате.

Потому что на обычной гаванской сальсатеке, где собираются только кубинцы, иностранцы зачастую чувствуют себя некомфортно: тебя все приглашают, буквально рвут на сувениры; некоторые пытаются напроситься на коктейль. Тебе всё время чудится какая-то разводка.

На фестивале же всё это по мере возможностей контролируется. И приезжает множество иностранцев со всего мира, которые тоже классно танцуют.

Безумно интересно смотреть, как танцуют, например, венесуэльцы, мексиканцы, колумбийцы. Они тоже те ещё звери, и у них свой стиль, своя пластика. В Москве, да и в Европе увидеть такое можно довольно редко.

Поэтому шесть дней с шестью фестивальными вечеринками, на каждой из которых выступает по паре топовых сальса-групп – Los Van Van, Habana de Primera с Александром Абреу, Charanga Habanera, — тусовка с самыми крутыми танцорами и вечеринки, где тысяча человек танцуют под открытым небом, — это что-то незабываемое. Пожалуй, лучше сальса-вечеринок на Кубе нет.

Помимо этого у тебя ещё каждый день по четыре часа мастер-классов. И, если ты выдержишь неделю в таком ритме – семинары-вечеринка-афтерпати — и снова семинары, то количество поневоле перейдёт в качество – качество пластики и качество чувствования ритма.

 — Как организовано на «Baila en Cuba» проживание туристов и вся бытовая часть?

 — Весь фестиваль проходит в кластере из четырёх-пяти отелей, которые находятся в шаговой доступности друг от друга. В районе Miramar – пафосном районе отелей и посольств – организаторы выбрали несколько гостиниц, которые находятся вокруг Melia Habana, и из каждого из них до других идти две-три, максимум пять минут.

Участники в обязательном порядке селятся именно в этих отелях – потому что фулл-пассы не продаются без проживания. И в этих же отелях проходят мастер-классы.

То есть, прямо при регистрации участники получают мешочек участника и программку, в которой расписано десять-пятнадцать салонов самого разного уровня с разными факультативными занятиями по танцам, помимо сальса – касино – ча-ча, сон, афро и прочее. И ты сам выбираешь, какой зал, танец и преподаватель тебя ближе.

И такое устройство очень удобно – потому что позанимался два часа – забежал к себе в номер, принял душ, переоделся – и снова побежал на занятия. Оттуда же вечерами ходят автобусы, которые отвозят всех участников на место проведении вечеринок. Оно может быть где-нибудь в десяти минутах езды, а автобусы до него идут каждые пять-десять минут и потом так же отвозят обратно.

Иногда люди интересуются: «А можно купить только мастер-классы и вечеринки, а жить я буду у друга в Старой Гаване?» Во-первых, официально не очень можно. А, во-вторых, это реально не очень удобно.

Лет восемь назад, когда мы только начинали возить русских на этот фестиваль, а сам фестиваль был ещё не столь популярен и широк, мы жили в Старой Гаване – и было не очень.

Не произошло погружения в фестивальную атмосферу и, как следствие, — в танец. Иногда ребята уезжали с мастер-классов на такси домой – и больше уже не возвращались: «Ой, мы устали, душ приняли, а назад так ехать далеко!» То есть, недополучили за счёт удалённости. Теперь же ты и живёшь, и занимаешься в одном месте.

Другое дело, надо признать: если ты едешь на фестиваль, то не останется сил и времени на Гавану. То есть, вроде бы побывав в Гаване, ты Гавану не увидишь – а будешь жить музыкой, танцем, фестивалем. Поэтому моё всегдашнее пожелание: отправляясь на фестиваль, оставьте на Гавану ещё два-три дня.

Автор: Daria

Авторское право © 2018 Salsa Union - Сальса Юнион | Дизайн ThemesDNA.com
top Яндекс.Метрика