Keljin1

Алексей Кельин: «Танцевать сальсу у меня сначала получалось плохо»

Алексей Кельин – весьма разносторонний человек: преподаватель, методист, диджей, устроитель фестивалей. Поэтому наш разговор тоже вышел пёстрый: о том, чем полезен хастл, кто самый незаметный человек на танцевальном фестивале и как применить к сальсе технологии творческого мышления.

 — Как ты пришёл в сальсу; с чего началось – с музыки или с чего-то ещё?

 Сальса у меня началась с хастла: мы сначала его с Сергеем Березовским освоили, а потом, исчерпав интерес, стали искать альтернативы. Серёга вспомнил про Алексенцева (они познакомились в туалете клуба «Грязные танцы» в Москве). Поехали к нему на индивидуальные занятия, потом пригласили в Тольятти с трёхдневным семинаром, затем — Ростов, «Третий фронт», «Сухой закон» [1] — и «всё завертелось».

Открыли в Тольятти клуб-школу живого танца «РиоРитмо». Этим летом ей будет восемь лет, она уже третий год живёт без нас.

А хастл — полезный танец, чего уж там. Я благодаря ему с женой познакомился.

Мне повезло: с ритмом никогда проблем не было. (Музыкантское прошлое сказывается: в студенчестве играл на гитаре и ударных, даже записали несколько песен группой, и они мне до сих пор нравятся).

В сальсе началось всё с финтов: как поинтереснее партнёршу крутануть, чтобы она не скучала. Безграничность комбинаторики.

Музыка догнала потом уже. Поначалу была она на слух вся из серии «лабухи-латиносы на кухне что-то наяривают». Все песни казались одинаковыми.

Потом случился Боря Эча, который под музыку обстучал все поверхности в машине, пока ехали из аэропорта. И на вопрос «а как часто ты слушаешь сальсу?» он ответил что-то вроде «да я в ней живу». Я увидел, как это может быть глубоко и кайфово. И чем дальше — тем интереснее: открываю для себя тимбу, latin jazz, дуру, мамбо, семидесятые.

Так и жили: мы с Сергеем вели группы, я диджеил, все танцевали.

—  Какие жанры на сегодняшний день танцуешь?

Сейчас танцую NY, касино, бачату, ча-ча-ча. Вот только LA не танцую, как-то не лёг он мне на душу. Особенно после того, как Дима Ганзевич убедительно доказал, что LA — «асоциальный танец». [2]

Ещё был у меня в жизни период активного увлечения вест коуст свингом: тоже ездил, учился, фестивали организовывал с ребятами, поднял ВКС в Тольятти. Сейчас его танцую редко: сальса всё же глубже запала.

Как-то уже устаканился набор тех танцев, которые мне близки. Больше набирать не хочется. На кизомбу посматриваю без интереса: мне все те же ощущения бачата даёт в полной мере. А линди — уважаю, пробовал, но тяжеловат я.

 — Как начал преподавать?

Преподавать (и тренерствовать) я начал ещё в 1999 году. Тренинги, семинары, конференции. [3] Сейчас этим и живу, а для преподавания танцев — много полезного: привычка систематизировать, сразу придумывать оптимальный способ донесения, опыт управления самой разной аудиторией.

Вон, курс по «погружению в музыку» вроде удачный вышел. Чтобы его осмыслить, систематизировать, оформить, продумать — очень помогли навыки тренерские. Или модель преподавания танцев «ПНВМ» для развития преподов: тоже хорошие отклики имеет. И это — только начало, про книгу подумываю.

А сальсу начал преподавать в 2007-м, потому что некому больше было, кроме нас с Березовским. Увидел успехи учеников, порадовался, втянулся.

Очень помогло то, что танцевать сальсу у меня самого сначала получалось плохо. Да что уж там, я кик в бачате взял только после полугода практики. Эта моя «заторможенность» в обучении других сильно помогает: мне легко понять, почему у ученика не получается. Сам в своё время переболел почти всеми болезнями начинающего танцора.

Что главное в обучении? Параллельное освоение нескольких жанров возможно, или лучше заниматься всем по отдельности? Что в обучении контролирует преподаватель, а что зависит от ученика?

Главное (спасибо маэстро Алексенцеву) — не финты, а правильность обмена импульсами, энергией. Этому и надо учить, используя финты как пример, материал для тренировки. Если научить этому — тогда и параллельное освоение двух и более жанров возможно.

Например, в сальсе и в вест коуст свинге — существенно отличается контур кокона вокруг тела, разная структура мышечного тонуса, иные правила взаимодействия. Потратил полгода, чтобы разобраться в разнице, потом смог дать это ученикам — и всё в порядке. Чтобы не было нужды делать ложный выбор «либо — либо», чтобы человек умел танцевать то, что хочется и мог легко переключаться.

А вот степень ответственности ученика и преподавателя — хм, интересно. Ведь оба выбирают один другого, верно? Тогда с препода — честное исполнение четырёх ролей: Пример, Наставник, Ведущий, Методист. А с ученика — честное следование ведению препода и желание продвигаться.

Главное — не финты, а правильность обмена импульсами, энергией. Этому и надо учить, используя финты как пример, материал для тренировки. Если научить этому — тогда и параллельное освоение двух и более жанров возможно.
Например, в сальсе и в вест коуст свинге — существенно отличается контур кокона вокруг тела, разная структура мышечного тонуса, иные правила взаимодействия. Потратил полгода, чтобы разобраться в разнице, потом смог дать это ученикам — и всё в порядке. Чтобы не было нужды делать ложный выбор «либо — либо», чтобы человек умел танцевать то, что хочется и мог легко переключаться.

Алексей Кельин – диджей года по версии SNA. Как ты пришёл в диджейство? Как изменилось ощущение от танца после того, как начал диджеить?

За семь лет диджейства в сальсе — до сих пор нет ощущения устаканенности. Всё время ищу какие-то новые варианты, такого, чтобы был «окончательно доволен собой» — нет.

Воспринимаю «диджея года» как аванс. Вот теперь-то придётся диджеить по-настоящему, «в полколена» уже не поиграть, совесть, однако. Для меня это признак того, что я на правильном пути как диджей. С премией идти бодрее, однозначно.

Испытываю огромную благодарность к тем, кто за меня голосовал. Я очень ценю это доверие, очень радуюсь, когда вижу полный танцпол. До сих пор этому как-то по-детски удивляюсь: надо же, вон как им нравится!..

Ощущение от танца — изменилось в том смысле, что часто танцую теперь под треки, которые хорошо знаю, легче ловить единство с музыкой. А то пригласит незнакомая девушка, там же сразу ожидания: «с диджеем танцую, наверное, будет музыкально». Не хочется человека разочаровывать.

Самый незаметный человек феста – технический диджей. Кто это?

Зона ответственности — очень простая: чтобы музыка на шоу-программе и конферансе была подобрана, адекватна, шла без сбоев, чтобы все диджеи подключились вовремя и принимали во внимание пожелания публики.

Нужно ещё иметь разнообразную музыкальную коллекцию и быстро в ней ориентироваться, а то вдруг конферансье сальса-феста внезапно захочет лезгинку на свой следующий выход — надо найти. Или конкурс вне программы — сейчас, сделаю, поговори с публикой ещё полминуты.

Вообще, самый незаметный — это режиссёр мероприятия. А техдиджей становится очень заметен, если слажает. Если же всё хорошо отыграл — никто и не заметит, кроме таких же организаторов или диджеев. Такая вот специфика, «наша служба и опасна, и трудна…»

Не знаю, можно ли быть талантливым техдиджеем. Вот предусмотрительным и всегда имеющим план «Б» — да, можно.

—  Как приобщать учеников к музыке и какую роль играет музыка в процессе обучения? Сейчас с семинарами по музыкальности ездят многие преподаватели, и у каждого она своя. А, может быть, следует создать какую-то систему, базу материалов?

 Недавно понял, что глубоко ошибался лет пять. Я думал, что музыкальность — это что-то «потом, когда танцевать научишься». Это не так. Музыкальность — это как правильное ведение и следование, ей нужно постепенно учить сразу. Никто же не говорит, «сначала научимся финтам, а потом будем учиться вести партнёршу».

Ведь «первая ступень» музыкальности — это быть в единстве с той частью музыки, которая ритм. Этому нужно учить тогда же, когда учим быть в синхроне друг с другом. И дальше — это углублять и расширять.

Я глубоко согласен с Михаилом Сакаевым: не надо учить танцу. Всё это пустое: «за два месяца научим вас танцулькам»… Нужно погружать в культуру, огромная часть которой — музыка.

И не надо создавать систему, базу материалов. Пусть ученики берут своё у разных учителей, различных концепций. Танец и музыка — живые, и любая «энциклопедия сальсы» безнадёжно устареет ещё до того, как будет издана.

— «Место под солнцем». Как возник фест, как давно существует? Была ли у него при основании какая-нибудь особенная идея, отличающая его от других фестов? Что особенного намечается в этом году?

Когда в 2007 мы впервые собирали «Место под солнцем», ещё не думали, чем он будет отличаться (тогда и фестов, кроме Москвы, Питера и Ростова, не было-то особо). Просто хотели пригласить звёздных преподов, у которых сами очень хотим учиться, и сделать душевно и ярко.

Каждый фест — какая-то тема. В этом году будет «Танцевальная зона строгого режима». Освободятся не все, так что заготавливайте сухари.

С тех пор — гордимся: вот Алексенцев, например, чаще, чем на к нам на МПС, ездил только на тот же «Третий фронт» в Ростов. И долгое время МПС был самым крупным летним танцевальным съездом в Поволжье.

Сейчас летом есть много альтернатив: отличный Пермский период, душевный Саратовский фест, Red Fest и другие.[4] Но к нам всё равно приезжают. Красиво у нас на природе над Волгой, да и люди хорошие.

И каждый фест стараемся добавить что-то, чего ещё никто не делал. В этом году будет тренинг по латеральному мышлению и творческая сессия для организаторов: будем целенаправленно творчески мыслить, искать ответы на непростые организаторские вопросы.

Это будет не «ещё один» круглый стол в режиме «поговорили, поплакались, посочувствовали друг другу». Я хочу, чтобы это была управляемая творческая сессия, где все сначала научились бы техникам творческого мышления по технологиям Эдварда де Боно, а потом применили их. А с эффективностью этих технологий мышления общеизвестный «мозговой штурм» даже в сравнение не идёт.

А что будет на «Месте под солнцем» в следующем году? Поживём — увидим.


   [1] Имеется в виду «Великая депрессия» — тема фестиваля «Третий фронт» 2006 года.

   [2] Комментарий Дмитрия Ганзевича: ««Социальный, но менее», так лучше. Для мня одной из составляющих социального танца является  возможность танцевать вместе с музыкой а не вопреки ей. А в LA, если говорить вкратце,  существует несовпадение динамики танца и динамики музыки, и по передвижениям он менее удобен чем NY».

   [3] Имеется в виду основная профессия Алексея – бизнес-тренер.

   [4] Имеются в виду различные летние сальса-события: танцевальный лагерь «Пермский период», фестивали «Сальса-остров» в Саратове и Red Salsa Fest в Самаре.

Версия для печати Версия для печати