Saun1

Лица СаЮна

Название промоутерской группы Salsa Union слышали многие. Тех, кто стоит за ним, знают гораздо меньше — даже на собственных мероприятиях они, как правило, остаются в тени.

О приходе в сальсу, возникновении промоутерской группы, мероприятиях, которыми Саюн занимался в разные годы и забавных казусах на SNA мы беседуем с Натальей Поздняковой, Ольгой Сокольской и Дарьей Толстовой.

Наталья

Как я пришла в сальсу? Ответ, наверное, будет не самый оригинальный. Мы все знакомы через боевые искусства: многие из нас занимались шоу дао, там есть Александр Зуев, который дружит с Алексеем Алексенцевым. Он нам порекомендовал ходить на танцы для развития тела и пластики — так мы и попали в сальсу.

Это был 1998-ой год, самое начало. Школа тогда размещалась на Профсоюзной – это то, что я застала. До этого была школа современных танцев (при этом я не присутствовала), и там сальса уже начиналась. Алексей ещё некоторое время работал вместе с Дэнисом Кардона.

Потом был клуб «Депо», после – клуб «Бекс» Курской. И уже после этого — «Карма-бар».

Кроме сальсы я танцую аргентинское танго. Это увлечение появилось не то, чтобы странно, но необычно. Пару раз у нас на «Salsa Night Awards», на «Препод-пати» были приглашённые танцоры, но меня не впечатлило – показалось занудно. А потом – где-то увидела какие-то движения, услышала чьё-то мнение – и в один прекрасный момент пришла мысль: хочу научиться.

Но танго – совершенно другое, можно сказать, что это – противоположность сальсе. Оно не то, чтобы академичное… Оно сложнее по движению, по построению, передвижениям, балансам. Готовых фигур больше, но для того, чтобы их сделать, нужно провести определённую работу.

Не знаю, кому-то это может быть скучно, а мне интересны сложные движения — даже если они заучены, для меня в танце нет повторений. То есть, каждый раз это будет другое движение.

Меня иногда спрашивают: тебе не надоела сальса, не надоело каждый раз объяснять одно и то же? А на самом деле я каждый раз объясняю по-новому. Но особой мысли преподавать сальсу не было вообще.

Я начала работать у Алексея как администратор. А поскольку уже танцевала, то не могла сидеть на месте, и в любом случае кому-то помогала, объясняла то, что уже могла объяснить. Всё начиналось потихоньку, с маленьких шажков: сегодня кому-то что-то объяснила, завтра. А потом это переросло в полноценное преподавание.

Идея Саюна возникла у Алексея. Просто хотелось создать сообщество, которое продвигало бы сальсу, клубные танцы и под его эгидой организовывать вечеринки, приглашения коллективов, в том числе зарубежных. На тот момент уже начали появляться разные школы. Возникла мысль о том, что неплохо бы проводить какие-то совместные мероприятия и приглашать людей, которые тогда собирались где-то разрозненно.

До этого в Москве были какие-то отдельные вечеринки, разовые конкурсы. Но конкурс проходил – и на этом всё заканчивалось. Я, может быть, громко скажу, но всё-таки нынешняя Salsa Night Awards позволяет общаться очень разным людям– разного уровня, из разных мест, даже из-за границы, привносить какие-то идеи.

Когда SNA только начиналась, там было, наверное, человек двести-триста. Помню, одна из премий проходила в «Туннеле»…[1] Сейчас-то сама фраза «SNA в «Туннеле»» звучит смешно, но было и такое. Так вот, народ тогда в клуб не влез, так что приходилось во время шоу-номеров просить часть людей выйти на улицу.

Потом был, по-моему, год перерыва, а потом премия возобновилась – с новой концепцией. Появились новые номинации, новые идеи. Изначально, например, не было конкурса шоу-номеров. Были просто номера отдельных школ: «Хотите? – ну и выступайте». А сейчас – присылают заявки, всё это отсматривается.

Ещё в начале премии были неприятные моменты, когда народ просто приводил друзей, и они за кого-то голосовали. Помню, в каком-то году выяснилось, что очень много людей голосовали с одного компьютера, с одного IP – это было реально неприятно, уронило смысл премии. Сейчас уже такого быть не может.

Поскольку все готовилось заранее, сами церемонии, как правило, проходили гладко. А вот в процессе подготовки накладки случались. Помню, однажды приезжаю я в мастерскую за «паркетинами», а на одной из них выгравировано: «Лучшему преподОвателю». Хорошо ещё, что проверила. Тут же, конечно, переделали. А самое забавное было в том, что приёмщица сказала: гравер –бывший учитель. Правда, не уточнила, по какому предмету; может быть, был физкультурник.

Ольга

Вообще, танцую я очень-очень давно. В пять лет мама водила меня на бальные танцы со слезами на глазах и с криками: «Не хочу». Очень благодарна ей за то, что она настояла на своем, и я танцую по сей день.

Бальные танцы закончились в девятом классе: мы разошлась с партнером, найти нового оказалось проблемой. Вот и приняли решение, что с танцами все. Но так как я не представляла свою жизнь без вечных тренировок, то пошла заниматься хип-хопом. Потом случился шоу-балет — один, другой.

Так я и добралась до Карма-бара [2]: днем у нас были там репетиции, а по вечерам Алексенцев преподавал сальсу. Сходила даже на пару уроков — не понравилось. А потом случилось так, что мы танцевали на открытии SNA (год не смогу вспомнить). И моя первая сальсатека была в ночь вручения премии. Это действо меня сильно впечатлило, и я решила, что тоже хочу так.

Конечно, с появлением сальсы в моей жизни многое изменилось. Начиная с круга общения и заканчивая образом жизни в целом. Теперь, планируя поездки и гастроли, я всегда говорила, что в начале августа не могу – Ростов, это святое! Покупая одежду и обувь, я, прежде всего, думала о том, удобно ли мне в ней будет танцевать. У меня никогда не возникало вопроса, куда пойти в пятницу и субботу вечером – потому что была Карма. Ну, и еще много всяких мелочей вроде изменения плейлиста в плеере.

В Саюн я пришла нежданно-негаданно для себя. Точнее так: я пришла не в Саюн, а в проект www.salsa-info.ru Да, Алексенцев, можно сказать, заставил. Тогда был переломный момент в моей жизни, и тут Леха с таким предложением. Я недолго думала.

Когда запускали «Инфо», одновременно с этим готовили SNA, по-моему, 2009. Я не имела к этому мероприятию никакого отношения. Но многие встречи пересекались, и я не могла не помочь, когда меня об этом просили. Тогда это было не основное для меня, и я не считала мероприятие «своим родным».

Как сложилась команда – я не смогу ответить. Просто стало понятно, что вместе нам комфортно, никто никого не напрягает и появилось ощущение, что вместе мы можем свернуть горы. По сути, так и есть. Со временем, проекты Саюна стали занимать большую часть моей жизни. Мы жили так: Препод-пати, отдых, SNA, отдых и всё заново по спирали.

У нас нет такого, что мы как-то выжимаем идеи из себя — нет. Мы решаем, что пора начинать думать над очередным праздником, встречаемся и начинается какой-то непрерывный поток мыслей. Одна наша знакомая как-то присутствовала при этом и сказала: «Вы как будто на одной волне и подхватываете друг друга». Вот так и рождаются идеи. Конечно, мы спорим, обижаемся друг на друга – но это же работа в команде, по-другому и быть не может. Главное, что мы чувствуем поддержку друг друга и знаем, что можем друг на друга положиться. Это как вторая семья, что ли. Мы не только вместе творим, но и отдыхаем.

Вечеринок за прошедшие годы Саюн сделал очень много. Главные – это, конечно, SNA и «Препод-пати».

Когда появилась идея о том, что тема всех трёх вечеринок там должна быть сквозной, я, честно говоря, не помню. Скорее всего, где-то после «Похорон наркобарона».[3] И не то, чтобы мы собрались и специально решили, что теперь всё будет блоками – просто придумали тему и поняли, что вот здесь можно связать. Так и пошло.

В прошлом году, на десятилетие SNA тема была «Выпускной», в предыдущем – «Двенадцать стульев», а до этого мы просто делали торжественную церемонию с красной дорожкой.

Дело в том, что ещё за год до этого SNA была со спортивной тематикой – все пришли в спортивных костюмах, на вечере играли в спортивные игры, ну и на следующий год захотели по контрасту – чтобы было всё красиво. Вообще «Оскара» хотели делать.

«Препод-пати»» тоже были разные. Вот только что осенью прошла тема «Лицо с обложки», до этого было «Цыплят по осени считают». Ещё годом раньше – «Мой город – моя сальса» — тогда преподаватели из разных городов наносили на карту метки.

До этого однажды были «Супергерои» — про героев комиксов. То есть, иногда тема рождается просто из идеи оформления, например, из того, какую мы можем сделать для праздника полиграфию.

Вообще темы рождаются так: садимся, кто-то что-то предлагает, иногда даже «Вот, я вечером об этом думал» или «мне приснилось». Если кому-то что-то не нравится – просто начинаем развивать идеи, которые есть. В итоге приходим к совместному решению.

Из «забракованных» точно помню: как-то хотели сделать «Бал вампиров». Так Лёха просто спросил: «Что, девчонки, в солярий идти не хочется?»

Ещё из продолжающихся проектов Саюна можно упомянуть летнюю «Пижамную вечеринку». Причём изначально эта идея появилась даже не у Саюна – она родилась у инициативной группы «Своей школы». Первую, пилотную, её сделали буквально несколько ребят, а потом нам понравилось и подумалось, почему бы не превратить её в ежегодную.

Ещё бывали очень интересные праздники к 23 февраля – например, как-то делали вечеринку по мотивам «Войны и мира». И вообще всегда хочется, чтобы народ не просто танцевал, но придумал костюмы, поучаствовал в конкурсах – словом, заморочился.

Регулярно проводим московские препати разных сальса-фестивалей – питерских или ростовского «Третьего Фронта». Это, своего рода, промоушн – например, Гена Ванюшин как DJ присылает музыку, а мы её ставим, или продаём билеты со скидкой.

А ещё Саюн уже два года делает пляжную программу для фестиваля в Ильичёвске. [4]

Это началось совершенно случайно. Мы поехали туда как гости фестиваля. И в какой-то момент решили, что можно сделать конкурс – «Мисс Seasky». Причём мы придумали его вечером и хотели провести наутро – в последний день фестиваля. А утром пошёл дождь и всё сорвалось. Но зато на следующий год организаторы уже заранее включили это всё в программу — и так второй год.

Перед последним «Преподпати», когда мы думали над дресс-кодом на центральную вечеринку, Леха предложил блестки. Типа «все красиво, все светится». И тут случился такой диалог:

— Лех, нет, у меня платье без блесток!!!

— Ну, Сокольская, делать мероприятие и собирать всю страну, чтобы показать свое новое платье – это круто!

А так у нас вообще много всякого случается, но зачем выносить сор из избы.

Даша

Я пришла в сальсу, как и многие, случайно. Мы с подружкой решили: надо чем-то заниматься по вечерам после работы… Google: первая ссылка «Карма Бар»… Подружка бросила через полгода, а я «осталась навсегда».

Конечно, до «Своей школы» был большой опыт танцевания, который, как оказалось, не только не помогал, но даже мешал учиться сальсе. Занятия классическим балетом с самого детства, жесткая постановка корпуса, а тут на тебе – танцы, в которых все совсем по-другому. И препод — совсем другой, не такой, как привыкла. Сказать, что это было то, что надо в тот момент – не сказать ничего: сальса спасла. Ну, наверное, не столько сальса, сколько Алексей Алексенцев — учитель, друг, наставник.

В Саюн пришла на голом энтузиазме — нравилось, вот и все. Сначала просто помогала, как могла, потом стала принимать участие в творческих задумках, разработке мероприятий, их осуществлении. С 2008 года совсем плотненько влилась.

Весной 2009 года сделали первое SNA, в котором попытались поменять формат — усадили гостей за столы с белыми скатертями, поставили свечи, было много живых цветов. А когда осенью того же года была вечеринка “Похороны наркобарона” в рамках Препод-пати, в разработке и создании декораций меня было просто не остановить – вот тут стало понятно что с Саюном я пойду “далеко и надолго”.

В таком деле без креативности и творчества никуда, без команды — вообще пропадешь, все рождается только в общем мозговом штурме. Но и умелые руки очень много значат.

Никогда не забуду, как Лешка выдал идею заменить награды SNA со стандартной таблички на подставке на паркетную доску. Эту идею поддержали сразу все, но сразу возник вопрос «А как?». Купить паркет – полдела, правда, как оказалось, купить одну упаковку такой доски — задача достаточно странная: не везде такими маленькими количествами продают.

Связались с мастерской, долго вместе с мастерами придумывали, как размещать, под каким углом крепить и т.д. Придумали. Утвердили.

Но мастерская только собирает кубок, сами дощечки надо было пилить под размер, шлифовать, морить, лачить. Первые пару лет этим занимался мой папа, потом эта почетная функция перешла к моему мужу. Вот так: близкие тоже оказываются «по уши» втянуты в реализацию наших идей.

«Распределение работы, делегирование задач — это очень важно», — скажет вам любой руководитель-менеджер, да что там — студент-управленец, но в Саюне другое. Нам не приходится говорить друг другу, что нужно сделать — все это происходит на каком-то высшем уровне. Каждый делает то, что у него лучше получается, то, на что есть ресурс. Все остальное происходит на ощущении плеча: ты не можешь — уже кто-то другой едет, забирает, привозит и т.д. Видишь что нужна помощь — молча подхватываешь…. Никому не надо ни о чем говорить или просить помощи.

Мы не верим в приметы! Чудесные магнолии, которые в качестве похоронных венков с черными атласными лентами были на сцене на «Похоронах наркобарона», украшали капот и двери трех Мерседесов на нашей с мужем свадьбе. Естественно, ленты на них были красные.
_______________________________________________________
  [1] Клуб «Туннель» на Лубянском проезде в Москве.

   [2] Клуб «Карма-бар» в Москве, в котором много лет базировалась «Своя школа».

   [3] Тема центральной вечеринки «Преподпати»-2009.

   [4] Фестиваль Seasky киевскои школы «ДеПо»

Версия для печати Версия для печати