magna

Магна Гопал: «Мой класс – это жизнь»

Помните прошлогодний Moscow Salsa&Kizomba Festival? А нам ещё больше повезло – потому что удалось поговорить с Магной Гопал. Интересно, она будет в следующем году?

 — Сальса была первым танцем, который Вы научились танцевать, или до этого было что-то ещё?

— Да, сальса была первой. Мне тогда нравилась разная музыка – например, слушать и смотреть хип-хоп. Но сальса была первым танцем, которым я стала заниматься регулярно. Мне тогда было девятнадцать, я только поступила в университет.

До того, как я узнала кого-то из артистов, просто вращалась в своей танцевальной тусовке в Торонто. Потом, в 2001, туда привезли СуперМарио, и он был первой звездой, которую я увидела. Я до сих пор его поклонница.

Но, надо сказать, я не спешила знакомиться со всякими иностранными знаменитостями, не смотрела шоу – я просто танцевала сама, всё время была на танцполе. И ситуация: «О, там какое-то новое лицо! Я хочу потанцевать с ним!» — вдохновляла меня гораздо больше, чем: «Я хочу танцевать с ним, потому что он знаменит!»

— А когда «я хочу танцевать с ним» превратилось в «я хочу сделать эту фишку» и «нет, я не хочу эту фишку, она плохо на мне смотрится»?

— Честно говоря, я всегда находилась в диалоге со своим телом, с детства. И вещи, которые мне делать неудобно, долго делать не могла.

В то время, когда я начинала танцевать, были очень модны всякие движения руками, и я тоже их делала. Но, мне кажется, для наших танцев в них не очень много смысла. Для постановок на сцене – да, но не для социального танцевания.

На сцене у тебя много места, но в обычной ситуации, когда нужно всё время реагировать на партнёра, просто не будет двух секунд, чтобы красиво выставить руку и потом забрать её назад. В итоге я перестала концентрироваться на эффектных движениях и приложила все силы к тому, чтобы научиться следовать. И только когда моя «ведомость» стала отличной, начала потихоньку включать разные движения, в которых мне было удобно. Может быть традиционные, которые делают все, но в них я должна чувствовать себя хорошо.

Сейчас говорят, что мой стиль не похож на остальных, потому что там появились новые традиционные движения и новый стайлинг, но моему телу так хорошо.

— Да, но может быть так: мне удобно, но это ужасно выглядит, и неудобно моему партнёру.

— Это не навредит партнёру. Если Вы чувствуете правильно, обычно у вас нормальная взаимосвязь. Что такое чувствовать правильно? Если Вы ощущаете своё окружение и чувствуете партнёра, то… Как гиперчувствительный человек я не могу ему навредить.

Что до остальных, которые смотрят и говорят, что это ужасно… Мне нет до них дела, я не для них танцую. Я танцую для себя, для себя и своего партнёра. И до тех пор, пока я следую за партнёром, пока люди вокруг меня веселятся и улыбаются, а мне комфортно с ними, кто бы что из них ни говорил – мне всё равно.magna2

— Основной помощник партнёрши, которая хочет танцевать лучше, — это зеркало, видео, или что-то ещё?

— Зависит от того, что именно она хочет улучшить.

Если вращения – надо практиковаться дома. Если вы хотите быть хорошим социальным танцором – одно только зеркало вам не поможет. Если вы решили, например, выучить новую фигуру, — вам нужен кто-то, кто поможет понять всю специфику.

Да, иногда, чтобы проверить некоторые вещи, нужно просто немного места, зеркало и одиночество, но иногда вам нужен партнёр, а в другой раз – вообще какое-нибудь оборудование.

И нельзя всё время танцевать с одним партнёром. Если вы хотите быть социальным танцором, нужно учиться взаимодействовать с разными партнёрами, вестись, танцевать в разном пространстве. Например, нужно уметь танцевать там, где тесно.

— И всё-таки, после Торонто какие в Вашей жизни были любимые учителя, особенные города, может быть…?

— У меня нет любимых учителей. Я даже не люблю брать слишком много уроков, и сальса не исключение. Марио я люблю, потому что ему весело ассистировать. Но на самом уроке  обычно внимательно слушаю, что он говорит партнёрам – и в конце занятия иду танцевать с девочками за мальчика. Это даёт новое понимание.

Иногда несколько уроков то там, то здесь… Но на больших конгрессах я обычно просто без сил, я не смогла бы выдержать столько занятий подряд. Когда мне нужно, я лучше возьму индивидуальный урок.

Например, пришлось брать индивидуальные уроки музыки. Я сама – не музыкант, но у меня есть некоторые соображения по поводу того, как двигаться в танце, основанные на моих собственных интерпретациях – что за чем в сальса-музыке идёт и так далее. Я учу этому людей, и не должна говорить совсем неправильные вещи.

Я попросила друга-музыканта объяснить мне какие-то моменты. Он сам из Нью-Йорка, играл в оркестре Тито Пуэнте. Но это был частный урок.

— Времена идут, танцевальная мода меняется, сегодня популярно одно, завтра – другое…

— Наверное, это прекрасно. Такая возможность танца постоянно развиваться. Но это же и несчастье. Потому что иногда появляется кто-то оригинальный. А потом, вместо того, чтобы развиваться самим и искать собственные интерпретации, люди начинают его копировать. И тогда получается «я делаю эти движения, потому что все их делают».

Если вы делаете то же, что и все, но пытаетесь сами это осмыслить, вкладываете в это частичку собственного вкуса – всё в порядке. Тогда вроде бы все делают одно и то же, но при этом – немного разные. Это хорошо.

Но зачастую люди ленивы, и им так комфортно, когда вы говорите им, что нужно делать. Ведь при этом им не приходится думать. Вокруг очень много людей, которым думать неинтересно, они просто делают то, что кто-то сказал.

— Кстати, о ленивых людях. Сколько времени в день вы обычно практикуетесь?

— О, Боже, а можно я не буду отвечать на этот вопрос?

Сейчас я не танцую сальсу нигде, кроме конгрессов. И ничего, что касается сальсы, нигде, кроме конгрессов.

— Но, думаю, вся Ваша жизнь сейчас – это конгрессы…

— Не так много, не чаще двух уикендов в месяц.

— А если девочка только начинает танцевать? Сколько ей нужно практики?

— Это не измеряется временем. Каждый учится по-разному, у всех – разные тела, манера преподавателя, стиль, в котором он сам учится.

Что касается меня, то я умею учиться всеми тремя способами — слушая, смотря и делая. Но если те, которые учатся, делая, пойдут на урок, где преподаватель будет говорить им, что делать, — для них этого недостаточно. Потому что они должны сделать, протанцевать это новое сами. А просто смотреть или слушать объяснения для них мало.

Поэтому, прежде всего, надо выяснить, как вы учитесь. Тогда вы начнёте использовать преимущественно «свой» метод и будете учиться быстрее.

Например, что касается меня – я никогда не ходила на уроки. Я взяла четыре урока в самом-самом начале – тогда объясняли бейсик, – и на том уроки в обычном смысле для меня закончились.

Но сегодня я здесь, потому что каждый танец для меня – урок.  Я учусь каждую секунду каждого нового танца. И когда я танцую с кем-нибудь, как Марио, и когда я танцую с начинашкой. Я учусь, я делаю выводы из всего. Из ВСЕГО. Я не беру уроков, но жизнь – это мой урок.

Чувствовать себя, знать себя, чувствовать людей вокруг себя, знать обо всём. И этому я всё время учусь.  Я не беспокоюсь: «О, я взяла недостаточно классов!» Я знаю об этих людях и об этом танце то, что вы никогда не узнаете, потому что никто вас не научит. Вам просто нужно смотреть и обращать внимание.

Но,

прежде всего, вам нужно определить свои цели – что именно вы хотите от танца. Потом – выяснить, каким именно способом вы учитесь, и потом – определить шаги, которые приведут вас к вашей цели. Это и будет ваш путь, Ваш персональный путь, потому что он свой у каждого. И это – единственный путь, чтобы стать лучше.

И не ограничивайте себя во времени. Обучение – это процесс длиной в жизнь. Точной даты, когда вы станете «хорошим танцором» не существует. Может быть, я неплохо танцую сальсу, но погрузите меня в хип-хоп – и там мне придётся учиться заново. И если я учусь всё время – это не позволяет мне махнуть рукой и сказать: «Аааа, это я знаю!» Моё сознание всегда остаётся открытым.

Не говорите начинашкам: «Если вы будете заниматься пять раз в неделю, то через двенадцать месяцев станете танцевать хорошо!» — это фальшивое обещание. Если оно не сбудется, они будут чувствовать себя куском дерьма.

Может быть, они затанцуют через шесть месяцев. Но сейчас они впустую тратят время, много раз повторяя одно и то же, потому что кто-то сказал им, что так надо. Вместо того, чтобы сконцентрироваться на обучении новому.

Не называйте им сроков. Попросите их определить для себя три вещи, о которых я сказала выше, и пожелайте им получить удовольствие в процессе.

Фото Михаила Каргапольцева.

Версия для печати Версия для печати