Танцы на ТВ

Закончившийся весенний телесезон был отмечен обилием танцевальных проектов. О различных форматах танцевальных телепередач, целях, преследуемых их создателями, и о том, можно ли позаимствовать эти форматы для популяризации сальсы, мы говорим с Антоном Щербаком.

 — Начнём с истории вопроса. Когда появились телешоу?

Я не занимался глубоко историей форматов, потому что мне интересно главным образом то, что относится к сальсе и, в какой-то степени, к линди-хопу. Навскидку, основные форматы: заснять готовый танец и показать его по телевизору, устроить между танцорами конкурс в их «родном» стиле или заставить их плясать стили незнакомые.

Подобные шоу мы можем распределить на две категории — там, где участвуют профессиональные танцоры (“So you think, you can dance” и его аналоги), и такие, где профессионалы только часть танцоров — и тогда это формат “Dancing with the stars” и всякие «Танцы на льду».

Принято считать, что всё это началось с шоу «So you think, you can dance», оно появилось в 2005 году. Понятно, что разные конкурсы были и до этого, но именно в формате телешоу, к тому же собирающего разные направления и претендующего на всеохватность, это началось, пожалуй, именно тогда.

Сначала шоу прошло в Штатах, потом его превратили во франшизу, и оно прошло где-то в трёх десятках стран, причём где-то выпуски прекратились после пары сезонов, а где-то продолжаются до сих пор.

 — А всякие турниры — Чемпионат по сальсе Альберта Торреса, Чемпионат Пуэрто-Рико…

Про бальные танцы — понятно, что есть индустрия конкурсов бальных танцев. Топовые временами пробиваются на телевидение, но особой популярностью в России не пользуются, потому что там нет звёзд. То есть, обывателю на эти конкурсы смотреть не слишком интересно.

Альберт Торрес устраивает свой большой и ,по отзывам, достаточно беспорядочно организованный чемпионат, который сейчас проходит в Лас-Вегасе. Там куча номинаций — пары, группы, соло… Неплохое средство выбивания денег из участников.

Не уверен, было ли это всё на ТВ, может быть, они договаривались с какими-то кабельными каналами. Сейчас это всё ушло в Интернет, в схемы платного просмотра.

— ОК. Кто вообще придумал “So you think, you can dance”, тот формат, который есть сейчас?

— Формат американский, у него было два отца-основателя: Саймон Фулер и Найджел Лидго. Начали они в 2005, и буквально в первый год проект стал одним из самых рейтинговых. Дальше был Израиль, там прошло три сезона…

— Какова цель подобных передач?

— Всё, что делается на телевидении, делается для рейтинга.

Уж я не знаю, чем конкретно руководствовались создатели проекта, но мне кажется, что им было любопытно собрать кучу сильных танцоров и заставить их осваивать что-то новое, не особо знакомое. Получилось очень красочно, недаром «Танцы» на ТНТ так популярны. Именно на них я бы тебе посоветовал посмотреть больше, чем на «Танцы со звёздами».

Ой, что делается, граждане! «So you think you can dance», но при этом JLo, да ещё, простите, на лабутенах. Кажется, одних только соревнующихся участников для рейтинга оказалось маловато.

Сложный формат, профессиональные танцоры проходят несколько первичных отборов. Оставшимся каждую неделю дают новую хореографию, она может быть парной или сольной…

— У нас был ещё проект «Танцуй» с Духовой …

— Это был ответ Первого канала на инициативу ТНТ… Тоже калька с “So you think, you can dance”, но сделанная явно менее качественно. Похоже, что, посмотрев на не самые впечатляющие рейтинги, передачу начали двигать по сетке, и финал явно прошёл раньше, чем планировалось: передачу быстро сворачивали.

— Вернёмся к франшизе. Кроме Штатов, где ещё прошло исходное шоу?

— Если смотреть Википедию, то больше, чем в тридцати странах. Даже во Вьетнаме. В Британии на BBC прошло два сезона. И это — только прямая франшиза, так что в общей сложности, передач больше.

В это число надо включить ещё как минимум Россию. Сценарий у нас практически тот же, что и в Штатах. Единственное, что добавили,— деление на лагеря двух хореографов-наставников, которые ставят или подбирают хореографию. Традиционно:

каждую неделю кого-то выгоняют, есть смс-голосование…

— Как и в «Танцах со звёздами»; соревновательный момент и смс-голосование — это обязательные опции…

— Вот я не понимаю твою фиксацию на «Танцах со звёздами». Там ведь только один из танцоров — профессионал. Получается такой формат Pro-Am: мало танцев, много красивых слов от жюри… Как на танцевальное шоу смотреть достаточно печально. Говорить про какую-то технику танцевания у непрофессионалов там не приходится.

— Но зато именно в этом сезоне они попытались что-то рассказать про танцы. Правда, тут же завалились на бачате. Хотя потом, видимо, прочитав, что им написали в социальных сетях, однажды даже попытались объяснить разницу между бальной румбой и кубинской. Выглядело не очень убедительно, но несколько тактов кубинской румбы в эфире прозвучало …

— Им предстоит ещё долгий путь…

Вообще, как показывает практика, социальные танцы для сцены не сильно подходят. В тех же “So you think,  you can dance” первые два сезона очень активно ставил Алекс Да Силва, достаточно известный в прошлом шоу-танцор из Лос-Анджелеса. В первом сезоне у него было пять постановок, во втором социальные танцы, кроме него, использовал ещё один постановщик, и всего их было шесть. А в третьем сезоне именно на них участники начали вылетать.

Поскольку, в отличие от оригинала, шоу на ТНТ имеет привычку изымать свои записи с YouTube, нам осталось разыскивать в архивах сальса-номера в постановке Алекса Да Силвы. 2005 год, первый сезон. Попытка попасть движениями в партию фортепиано не очень получилась, но была.

Другие направления, видимо, прибавили и стали ставить более зрелищно, или туда приходили более сильные участники, не знаю. В итоге с шестого сезона в 2009 стал появляться только один сальсовый номер за сезон; видимо, уменьшили квоту.

— А до этого Да Силва ставил только сальсу?

— Один раз он поставил кубинскую румбу, её танцевали латинистка и балетный танцор, и выглядело это достаточно жутко. Мальчик там был физически крепкий, просто за неделю научить человека танцевать румбу нереально.

Они явно попробовали включать в программу разные незнакомые стили. Как у нас в первом сезоне «Танцев» был эксперимент с линди-хопом: первый блин получился достаточно комом.

При этом всё сильно зависит от хореографа, потому что Да Силва ставит достаточно штампованные номера с кучей акробатики, где почти не прослеживается база, но зато в изобилии есть трюки.

В этом смысле ближе всего к воплощению на сцене собственного танца подходит аргентинское танго. Мне, например, очень нравится, как для российских «Танцев» ставит танго Дима Васин. На мой не слишком профессиональный в случае с танго взгляд, это выглядит, как танго, но это не скучно смотреть.


Та ли это румба, или не та, установить не удалось, но, видимо, что-то подобное.
— Наличие акробатики говорит, что номера — технически сложные…

— На такие проекты приходят контемпщики и хоперы. Для них прыгнуть сальто — не проблема.

— Я к тому — несмотря на все заморочки «а мы станцуем неродной жанр», получается вполне профессиональное зрелище, у которого нет задачи вынуть зрителя из кресла на танцпол?

— Если говорить про «Танцы со звёздами», там на 90% бальные жанры. Если говорить про танцы формата “So you think, you can dance”, там упор на контемп, брейк и фанк. Появление таких проектов, несомненно, добавило этим жанрам популярности.

Зритель сидит, щёлкает каналами на пульте. Вряд ли он зависнет на концерте контемпа или хип-хоп баттле. Во-первых, это не показывают по центральным каналам в прайм-тайм. Во-вторых, куча разных номеров, всё постоянно меняется — драйв, все дела.

Естественно, человек ничего такого целенаправленно не искал, может быть, что-то видел. А тут ему говорят: «Вот оно, это же круто!» Охват аудитории резко возрастает, ну, и кто-то из них дойдёт до школ. Profit.

— То есть, вот та кривая бачата, которая на Первом канале была станцована под болеро, сейчас добавит популярности жанру?

— Ну, в какой-то степени… Немассово, но какой-то небольшой процент аудитории этот номер зацепит. Вопрос в том, что народ с этим знанием сделает.

Почему пользуются популярностью «Танцы» на ТНТ? Там куча жанров, популярных среди аудитории ТНТ. Молодёжи нравится смотреть на хорошие современные жанры. Очевидно же, что популярность того же хип-хопа в России на порядок выше, чем социальных танцев. За счёт условного MTV, клипов звёзд — это поп-культура. Разные брейковые и хоперские команды России занимают вполне приличные места на мировых чемпионатах, они в теме. Достаточно сравнить — сколько у нас танцоров хопа и сколько у нас танцоров сальсы, которые серьёзно заморачиваются? Много ли ты знаешь, условно, линди-шоу в России?..

— Ну, после фильма «Стиляги» линди должен был приподняться…

— После единственного фильма про старые времена, который заканчивается фразой, что «в Штатах стиляг нет»? То есть, «всё, что мы делали тут,— это наши фантазии». Зашибись посылка.

И, опять же, это же фильм не про танцы. Это фильм про образ жизни, в котором танцы и музыка — всего лишь элемент, причём менее значимый, чем стиль одежды. И ещё раз говорю, надо не забывать, что хип-хоп в музыкальном плане гораздо популярнее, чем сальса — за счёт клипов.

— Как бы сальсу в клипы протащить?

— Ну, у нас есть целый клип Ёлки. И сейчас снимается сериал «Сальса» на одном из федеральных каналов, там задействованы наши московские танцоры. И один нижегородский. Вот снимут — посмотрим, может быть, это даст толчок.


Тот самый клип Ёлки.

— Важно ли для подъёма популярности жанра, насколько качественно танцуют в кадре? Вот были первые «Грязные танцы», где танцевали нечто очень странное, и «Грязные танцы. Гаванские ночи» — гораздо более «каноничные» и по танцам и по музыке. После первого фильма был бум. Второй в прокате провалился.

— Но есть и серия фильмов «Шаг вперёд», и они достаточно кассовые. Фактически это — набор хип-хоп номеров, к которым добавлена какая-то сюжетная линия. Убираем сюжет — получаем проект «Танцы».

— Но я знаю, что бум в американских танцевальных школах случился после того, как «Miramax» в 1996 году сначала прокатил в кинотеатрах японскую драму «Давайте потанцуем», а потом переснял её с Ричардом Гиром. То, что они танцуют в кадре — описанию не поддаётся в принципе.

— Гир танцует европейскую программу, Стэнли Туччи — пасодобль. До сих пор не могу это развидеть.

— Вот. Плюс все они ходят на вечеринки, где вряд ли вообще танцуют бальные. Но на это мало кто обратил внимание. И качество танцев в обморок укладывает только профессионалов. А массовый зритель увидел там то, что было ему по силам, — человеческую историю, Ричарда Гира и попу Дженнифер Лопес. Пиар и маркетинг рулят в этом мире.

— В этом мало кто сомневался. Вопрос, что мы получаем в итоге. Пока мы не получаем ничего.

Нет, понятно, чем больше народу у нас ходит в школы, тем больше надежда, что кто-нибудь из них да вырастет в качестве танцевания.

А в вопросе о качестве танца нужно ещё разделить технику и зрелищность. То есть, можно танцевать технично, но не зрелищно. А широкой публике нужно шоу.


Десятый сезон. Кажется, в кадре опять мелькнул Алекс Да Силва. Не перебор ли трюков?

— Но шоу можно сделать, из чего угодно, не обязательно из качества танцев. Можно работать со скандалами, отслеживать реакции групп в соцсетях…

— Это ты не видела скандал в этом сезоне «Танцев». До этого у них была система оценки, когда худшие номера вышибал наставник команды. А в этом сезоне они всё отдали на смс-голосование. В итоге, когда у Егора Дружинина вышибли нескольких любимчиков, он собрался и сказал: «Я вообще отсюда ухожу!»

Неделю весь проект сидел в неведении, и были километровые страницы комментариев в соцсетях, но потом он вернулся, и они вернулись к прежней системе оценки наставником. Не знаю, правда, было это срежиссировано или нет.

— Несомненно, срежиссировано. Первый канал что только ни творил с жюри в этом сезоне: иногда они просто ставили всем высший балл, иногда — делилисьи тогда  Цискаридзе очень резко комментировал номера и держал интригу…

— Ну, рейтинги всем нужны.

— Если ТНТ набирал участников на народных кастингах, а приходили туда вполне профессиональные люди, это у нас такое количество преподавателей танцев по стране? И в параллель я сразу вспоминаю вокальные проекты по поиску талантов, где рядом с участниками видны педагоги, у которых те занимались иногда не по одному году…

— Да. Плюс ещё куча профессиональных танцоров, работающих разные шоу. Страна большая. Но сравнивать с проектами типа «Голос», мне кажется, не стоит. Всё-таки там на кону — контракты со звукозаписывающими лейблами, деньги какие-то.

Понятно, что танцор, который прошёл на проект, тут же поднимает ценник на классы, и его начинают возить именно как участника проекта. Но это, в известной степени, самодеятельность. Танцы у нас всю дорогу самодеятельность.

— Я упорно пытаюсь понять, на что тратит деньги человек, который тратит их на медийные жанры. Потому что в формате типа «Танцы со звёздами» берут человека, который не танцевал совсем, и за девять недель делают так, что он отдалённо похож на танцора.

— У человека создают ощущение, что он умеет танцевать. Хотя танцевать он как не умел, так и не умеет. Но он думает, что уже научился.

— Чего хочет человек, который приходит заниматься сценическим жанром?

— Научиться танцевать. Хоть сколько-то приблизиться к идеалу.

— Но ведь эти люди в массе своей никогда не выйдут на сцену! Или это существует просто в формате аэробики?

— Сложно сказать. Есть куча школ, куда люди приходят учиться танцам, что-то там делают, и им хорошо. У кого как. Кому-то достаточно в зале подвигаться.

Есть люди, которые ходят из офиса заниматься боксом. Они же не собираются выступать на чемпионатах. Кто-то стреляет по тарелочкам — какой в этом вселенский смысл? Но люди готовы за это платить.

Кстати, в любых школах социальных танцев есть люди, которые появляется только в зале. Они не ходят на вечеринки, не ездят на фесты; их потребность в движении реализована просто на уроках, все счастливы.

Номер в исполнении самого Да Силва. Судя по обилию склеек, не лучшее исполнение. Другого, к сожалению, не нашли.

— Вернёмся к вопросу, почему с помощью телевидения нельзя продвинуть сальсу?

— Будем честны. Если мы подходим с позиции большого телеэкрана, сама по себе сальса — не слишком зрелищный жанр. Даже самые сильные сальса-шоу не обладают той критической массой, чтобы из этого делать что-то регулярное и продаваемое. Плюс целевая аудитория достаточно узка. То есть, как это провести в телевизор — я не понимаю.

Кроме того, ещё раз: сальса — это, в первую очередь, не сценический жанр, это соушл. Это давний наш разговор: «Давайте привлекать в сальсу красивыми шоу». Но такой подход несколько искажает суть жанра.

Сейчас, так исторически сложилось, в сальсу приходят за социальной стороной. И вот, предположим, что мы будем делать на телевидении шоу формата «Танцы», но про сальсу. Они не будут плясать это социально, они будут делать это как шоу. Люди будут это смотреть, и думать, что это и есть сальса. А это не совсем так, хоть шоу и являются частью современной сальса-культуры.

Когда мы говорим про другие направления — тот же хоп, фанк или контемп… Если хип-хоп существует в формате баттлов, то контемп — это чисто сценическое искусство. Выступать в этом шоу или выступать в театре — особой разницы нет. А в сальсе так менять формат — значит очень менять мотивацию участников.

То есть, возможно, таким форматом мы кого-то заинтересуем. Но мы их заинтересуем специально созданным шоу, а не «ядром» жанра.

— Но бальные танцы существуют в таком формате, и неплохо существуют…

— Бальные танцы прошли долгий путь и стали сценическим жанром. Конечно, в них есть какая-то социальная составляющая, но небольшая. Любая конкурсная схема — это шоу. Тут нет сильной модификации.

Да, какие-то элементы, которые ты не будешь танцевать на конкурсе, ты станцуешь на сцене. Но в соушл — изначально другой посыл. Приходя в соушл, каждый сам устанавливает себе формат: кому-то достаточно позаниматься в зале, кто-то в дополнение начинает ездить, кто-то — ездить и танцевать шоу. Все находят уровень вовлечения, который им подходит.

— То есть, нижняя планка — «мы приходим в зал» — у тебя отторжения не вызывает. А верхняя — «мы съедим на фест, станцуем шоу с кучей акробатики» — почему-то — да?

— Нет, я только говорил, что странно привлекать людей в соушл с помощью шоу. Потому что они видят на сцене одно, а, когда приходят в зал, им говорят: «Два месяца бейсик!» И они такие: «А поддержки когда?»

Может возникнуть определённый диссонанс. И потом у нас начинаются пляски на мосту, когда еле передвигающиеся партнёры втыкают девочек башкой в пол, потому что им нужен «вау-эффект».


Снова «You think, you can dance» Четвёртый сезон. Как вам?

— Ага. А в контемпе можно, потому что в сценическом жанре нет социальной практики, а в зале никто никого башкой в паркет не воткнёт, потому что инструктор на месте?

— Да.

Ещё раз — соушл-танцы — это очень отдельный феномен. И прямые параллели здесь часто не работают, потому что культура нахождения во всём этом — другая.

— Хорошо. Если с помощью шоу соушл продвигается не очень, с помощью фильмов — не очень… Тогда как?

— Личным примером и сарафанным радио. Кто-то пришёл, начал танцевать, понял, что это — его тема. Потом привёл друзей. Только так.

Я не думаю, что соушл — будем мы говорить про сальсу, свинг или танго — это та сфера, которую можно прям так накачать деньгами, чтобы народ повалил на танцы.

По опыту могу сказать — только каждодневными занятиями, организацией вечеринок. Мы это делаем, народ приходит, всё постепенно растёт. Конечно, медленнее, чем мне, сколько-то на этом зарабатывающему, хотелось бы. Но, если всё растёт, значит, мы движемся в верном направлении.

P.S. Одобрение, несогласие и ценные идеи по поводу этого разговора можно изложить здесь.

Автор: Daria

Авторское право © 2018 Salsa Union - Сальса Юнион | Дизайн ThemesDNA.com
top Яндекс.Метрика