Новости партнеров

Семинары иностранных преподавателей – зачем? когда? и как к ним относиться?

Обычно у наших бесед бывает один герой, с которым мы обсуждаем разные проблемы. На этот раз мы решили пойти другим путём – и обсудили одну проблему с несколькими людьми.

Итак. У кого стоит начинать обучение – отечественных преподавателей или «носителей традиции»? Когда и как начинать ходить на семинары привозных инструкторов? Будет ли толк, если «звезда» проводит в вашем городе два-четыре часа занятий?

При этом, говоря о сальсе, мы попытались собрать людей, специализирующихся в разных стилях. Поэтому над проблемой размышляют Антон Щербак, Юлия Телия и Станислав Швецов.

 — Отличается ли чем-то специфика преподавания у иностранных инструкторов? 

 С.: Да. Очень многое зависит от страны, откуда приехал инструктор.

Например, на Кубе в залах почти нет зеркал, ибо считается, что ученик не может адекватно себя оценить. Важно лишь мнение преподавателя, а значит и в зеркало смотреться не надо.

В кубинских школах танцорам почти ничего не объясняют: делай – делай и еще раз делай. «Что? Где? Почему?» — это лишнее. Там обучающиеся танцам — это люди, не пришедшие разлечься и хорошо провести время. Кубинские ученики нацелены на кропотливый труд, ибо от его результатов будет зависеть их жизнь и благосостояние.

В результате выпускники хореографических вузов на Кубе просто не знают, что делать с европейски учениками, на которых даже кричать нельзя. После лет проведенных в обучении танцам им приходится еще и осваивать другую систему обучения, отличную от того как учили их.

 Ю.: Стоит иметь в виду, что «иностранный преподаватель» – это не какой-то устоявшийся термин, подразумевающий набор определенных качеств. Как и преподаватели отечественные, иностранные специалисты – очень разные.

Кроме того, специфика их преподавания зависит и от заданного организаторами формата. На фестивалях и конгрессах, на которых список приглашенных преподов – длиннющая простыня, очевидно, что за отведенные ему 2-3 часа преподаватель ничему не научит. Он может показать манеру, объяснить какую-то небольшую деталь, накидать фишек, может представить какой-то новый для аудитории танец, но научить, по моему мнению, — нет, это невозможно.

Я не считаю, что это плохо – в социальных танцах обязательно нужны люди, которые могут заряжать правильным настроением, показывать, как вкусно все это может выглядеть, просто не надо путать это с обучением.

Совсем другое дело – те или иные виды прокачей, когда у преподавателя есть хотя бы один день целиком (как это было на FSSF последние два года) или от 6 часов на одну группу с фиксированным составом (семинары в Красноярске).

Совсем идеально, когда преподавателя выписывают в город на срок от недели – тогда он реально может учить, хотя бы теоретически, — или он вообще переезжает туда жить.

Дальше зависит уже от качеств самого препода. В рамках одного и того же касино есть Сео Фернандес, а есть Вилмер, и для каждого, кто видел их живьем, очевидно, что специфика у каждого своя и между собой они очень непохожи.

Если же все-таки попытаться выделить некие общие черты, я бы обратила внимание вот на что. Во-первых, есть два варианта донесения информации в танцах: «делай как я» и «делай, как я говорю». У хорошего преподавателя между ними должно быть равновесие, отсутствие одного из них делает преподавание однобоким.

Учитывая специфику восприятия информации европейцами (что называется, «через голову»), на уроках местных преподавателей акцент обычно смещен к «делай как я говорю», у импортных – наоборот, к «делай как я». Отчасти из-за языкового барьера (перевод не решает полностью эту проблему, необходимость отвлекаться на него и ждать, пока договорит переводчик, раздражает), отчасти из-за привычки воспринимать все через тело.

Хорошие преподаватели с богатым опытом и/или хорошим образованием знают, как показать так, чтобы было понятно без слов. Бывают исключения: это кубинцы, выучившие язык, а также преподающие в паре с русскоговорящей партнершей или ассистентом и уже привыкшие к переводу.

Второй момент – это обоснованная уверенность. Если говорить о кубинцах, они с детства живут в этой культуре, потом много лет изучают танцы с разных точек зрения, миллион раз протанцовывают это все и многократно повторяют на занятиях. Они танцуют действительно уверенно и расслабленно.

У русского преподавателя, который пришел в сальсу в возрасте за 20, бывал на Кубе два-три раза по паре недель, даже если он продолжает учиться при любой возможности, практикуется каждый день и вообще уже красавчик даже по мнению кубинцев, все равно остается подсознательная неуверенность, которую так же подсознательно перенимают его ученики. Поэтому на разносчиков культуры нужно смотреть как можно чаще. И не только на преподов.

Но специфику нашего восприятия никто не отменял. Подавляющему большинству нужно все-таки очень качественно объяснить, еще и разными способами, и дать подводящие упражнения, и ввести в ритм, и научить расслабляться. Немногие кубинские преподаватели умеют это все.

 А.: На мой взгляд, специфику преподавания диктует, скорее, формат, нежели страна происхождения.

Если формат классический, фестивальный, — условно, «разовый», то каждый час должен быть «вещью в себе»: опираться на достаточно общие принципы / элементы и по окончании часа давать какой-то законченный продукт. Если это формат «курса», то есть отсылки к ранее пройденному (в рамках этого же курса) материалу, идёт нарастание сложности.

Также, на «разовых» классах уделяется относительно мало времени исправлению ошибок (тут и уровень аудитории неравномерный, и материала надо «упаковать» не меньше заранее определённого количества). А вот во время «курсов» больше шансов на то, что информацию не просто «выльют» на головы учеников, но ещё и удостоверятся, что она «впиталась».

 Что должен понимать, додумывать, контролировать сам ученик, чтобы встреча была максимально эффективной?

 Ю.: Ученик ничего додумывать не должен, потому что не надо себе льстить.

Если препод хороший, то он знает, что делает. Если к нему доверия нет, можно посоветоваться с преподавателем, к которому доверие есть. Но пытаться что-то там самому контролировать, танцуя пару лет, бессмысленно.

 A.: От ученика требуется трезво оценивать свой танцевальный уровень относительно остальной аудитории (если разрыв слишком велик в пользу остальной аудитории – толку от класса, скорее всего, не будет) и не стесняться задавать вопросы.

Это очень важный момент, кстати: непонятно – спрашивай! Любой инструктор всегда постарается ответить.

 С.: Ученик должен в первую очередь понимать преподавателя. То есть, это или владение языком или качественный переводчик.

Ученик должен задавать вопросы, много вопросов. Ибо ученик должен понимать, что препод — это человек со своим стилем, и есть разница между ошибкой и стилистической особенностью.

Ученик должен понять преподавателя, прежде чем сравнивать его с другими преподавателями («а вот мне раньше говорили..»), и, поняв обе точки зрения, снова задавать вопросы.

Ученик должен учиться: если ты пришел к этому преподу, значит тебе нравится то, что делает именно он. И уже потом встанет вопрос, где в том, что он делает, — его творчество, а где незыблемая хореографическая догма.

Нравится — учись, не нравится — не учись, а хочешь «незыблемых истин» в танцах, — основывай секту.

 — Когда стоит начинать занятия у иностранных преподавателей?

 Ю.: Начинать занятия у иностранных преподавателей можно хоть с нуля, если эти преподаватели толковые и не навредят.

Другой вопрос, что

в самом начале мало кто может понять, толков ли преподаватель или просто у него накачанный торс и красивая улыбка, а танцует он так себе. То же самое касается и местных преподов – русских, которые несут ересь и впаривают убогое конвейерное обучение. По крайней мере, в Москве.

Советовать, как же понять, стоит ли идти к тому или иному преподу, не буду – не знаю ни одного безотказного способа.

 С.: Индивидуально. Зависит как от ученика, так и от преподавателя.

Тут дело даже не в иностранном преподе, а вообще в другом преподе. Факт в том, что даже самый лучший препод дает лишь свое видение и часть вещей, которые он считает несущественными, вообще может опустить.

Неоднократно слышал от своих учеников после мастер-классов других преподов «а вот как оказывается, вот как надо!» — и далее человек излагает то, что слышит от меня каждый день на занятии.

Важность обучения у нескольких достойных преподов очевидна. Лично я стараюсь устраивать для своих учеников как можно больше классов у преподавателей, чьи методы порой сильно отличаются от моих. А иностранные они или нет – это лишь вопрос программы занятий.

 А.: Когда начинать? Как только уровень по шкале самоопределения достигает отметки «в районе среднего по моём городе». Раньше – и у «своего» преподавателя можно много чего ещё взять. Позже – рискуешь упустить возможность разжиться дополнительной информацией.

 — Плюсы и минусы позиций «я вообще хожу на занятия только к носителям традиции» — «я не хожу, у меня свой препод есть».

 Ю.: Плюсов в этих позициях нет, они обе идиотские.

 А.: Позиция «я занимаюсь только с носителями» гарантирует аутентичный пример перед глазами но, как правило, более высокий ценник. Касательно педагогических талантов «наших» и «ихних» распространяться не буду — с обеих сторон есть как положительные, так и отрицательные примеры.

«Занимаюсь только со своим преподавателем» – это уже хуже. Это добровольные шоры. Как минимум пробовать разных преподавателей необходимо – хотя бы для того, чтобы оценить уровень «своего». Плюс — не бывает универсально-идеальных преподавателей: по разным стилям / аспектам / нюансам танца можно (и нужно) найти разных специалистов.

 — Что стоит узнать о преподавателе, прежде, чем принимать решение идти на семинар, кроме «Вася очень крут, и его привозят в наш город»?

 Ю.: Если таких Вась привозят в город два раза в год, думать вообще нечего – стоит сходить хотя бы для того, чтобы увидеть хоть какую-то альтернативу местным преподавателям. Это не значит, что местное – обязательно плохо, но чем больше визуальной информации – тем лучше.

 С.: Если деньги есть – надо идти. Исключение – препод просто не нравится. В любом другом случае надо идти, просто потому, что надо.

 А.: При выборе ходить / не ходить есть два главных критерия: совет вашего преподавателя (при условии, что вы ему доверяете, конечно) и то, что приезжающий инструктор нравится вам на видео.

При сомнениях: посмотреть, где ещё он преподаёт, насколько регулярно. Скажем, если говорить о сальсе-NY: является ли он инструктором на крупных конгрессах (Берлин, Гамбург, Цюрих, Милан, Амстердам, Варшава, Ровинь, Шибеник), много ли в их сетке у него классов, являются ли эти темы интересными вам. Гугл в помощь, что называется.

 — Как оценить стиль Васи, притом, что просмотр видео может быть информативен не для всех – где посмотреть биографию Васи и отзывы о нём и на какие моменты обратить там внимание?

 Ю.: Оценить стиль поначалу вообще можно только по принципу «нравится-не нравится». Причем вкус со временем меняется. Мне шесть лет назад очень нравился стиль молодого Сео Фернандеса, например.

Биография иногда бывает размещена на официальном сайте преподавателя или на сайте школы, которую он представляет в стране постоянного проживания. Кроме того, какие-то общие сведения обычно выкладывают организаторы семинаров. В остальном – Гугл в помощь, сайтов, где собрана информация и отзывы про всех-всех-всех, не существует.

Обращать внимание стоит на образование приезжающего (ISA, ENA [1] – уже по-любому хорошо, остальные учебные заведения – гуглить, спрашивать у старших товарищей) и на преподавательский опыт. Перечисление регалий в области танцевания шоу опционально, без преподавательского опыта оно ни о чем не говорит.

С другой стороны, вузовский диплом – тоже не гарантия знаний, а самоучка самоучке рознь.

Я знаю как минимум двоих преподов со вполне себе интернациональными именами, которые мало что соображают в афро – они лажают в хореографии и косячат с объяснением теории. Но поскольку у них имена и достаточно темный цвет кожи, чтобы заделаться авторитетными, люди им верят. В том числе в России, где они пользуются необъяснимой для меня популярностью.

Да, у них отличная сальса и они хорошо двигаются, а также задорно ведут занятия и танцуют качественные шоу, но они лажают. У одного из этих преподов есть диплом кубинского вуза, просто не по фольклору, у второго — высшего образования нет.

И с другой стороны, знаю самоучек, которые, уже живя вне Кубы стали копаться в румбе, афро, расширять горизонты, и таки докопались до очень приличного уровня как танцевания, так и преподавания.

 А.: Сам факт, что преподаватель является выпускником какого-то учебного заведения, заявленный в анонсе, может иметь гораздо меньшее значение, чем его успешная работа на признанных мировых конгрессах.

Во-первых, будем честны, подобную информацию трудно проверить из России, здесь приходится полагаться на добросовестность организатора, который привозит иностранного инструктора.

Во-вторых, в Америке, в отличие от Кубы, особых профильных учебных заведений просто не существует. Кроме того, хореографическое образование гарантирует умение человека танцевать, но это не значит, что он — хороший преподаватель.

 — Есть ли польза одиночных семинаров (когда преподаватель приехал на два-четыре часа)?  На что обратить внимание в этом случае?

 А.: Если темы интересные и преподаватель вызывает доверие – идти.

Обратить внимание на то, чтобы не забывать записывать резюме в конце семинаров, а потом не забывать «избранные места» отработать самостоятельно.

 Ю.: Здесь нет однозначного ответа. Многое зависит от уровня ученика, его вкуса, частоты семинаров в городе и выездов в другие города.

Если препод хорош, а тема интересна, сходить стоит даже на час. Приходить на два часа продвинутого уровня НЙ, танцуя только касино, бессмысленно.

 С.: Важна четкость заявления темы и уровень группы. Если уровень разношерстный, а тема заявлена «сальса касино», то эффективность такого класса низка. Если собралась группа одинакового уровня на тему «Вариации исполнения Топа де Элегуа» — эффективность возрастает по гиперболе.

 — Что делать, если после «крутого Васи» приехал «мегакрутой Петя», рассказывает всё другое и утверждает, что «на Кубе (в Пуэрто-Рико, в Нью-Йорке) танцуют именно так»?

 А.: Если утверждает, что где-то танцуют только так, то сильно насторожиться.

В остальных случаях – понимать, что в рамках каждого из стилей есть свои «течения» со своими «маяками» (навскидку, в Нью-Йорке есть достаточно отличающиеся друг от друга «течения» Эдди Торреса, Фрэнки Мартинеса, Yamulee + Santo Rico – и это только самые крупные). [2]

Понимать и выбирать из каждого то, что больше всего нравится (и помнить, что через пару лет вкус может измениться).

 Ю.: Смириться. В социальных танцах это неизбежно.

Кубинцы часто друг другу противоречат, иногда в основополагающих вещах, в мелких деталях так и вовсе – постоянно.

Хорошие преподаватели не настаивают на истинности своих взглядов и безапелляционной неправильности противоположных.

Когда в некоторых деталях в афро разошлись Аннелис и Рансес, [3] каждый из них смог обосновать свою точку зрения. В итоге пришли к выводу, что «есть варианты».

Со временем получается определиться, кого из преподавателей считать более авторитетным для себя. И даже два авторитетных могут говорить разное.

Почему все мои преподаватели называли один из шагов в афро «ньонго», а Вальдес упорно говорит, что это «бембе»? Загадка, копаю теперь, с чего бы. И таких загадок полно.

Вообще полноценно в вариативности кубинского фольклора может разобраться только человек, получивший хореографическое образование на Кубе, и проживший там много лет. Из России мы до конца не поймем эти нюансы НИКОГДА, с этим тоже надо смириться.

Да, действительно румбу в Гаване и в Матансас танцуют по-разному, я в общих чертах знаю особенности каждого из вариантов, но сколько еще таких нюансов – не представляю даже примерно. Поэтому я готова бесконечно возить Чарона, который с удовольствием и со знанием дела об этом рассказывает.

 С.: Сходить на семинары к «супер-Саше», «мега-Леше», «гипер-Косте» и т.д. Если вопрос об аутентичности сильно задевает, неплохо скататься в сам Нью-Йорк или   Пуэрто-Рико.

А вообще важно собственное «нравится — не нравится», и мнение людей которые для тебя авторитетны (пока собственное «нравится-не нравится» недостаточно возмужало)

 — Степень важности, нужности и полезности «носителей» при изучении разных стилей сальсы.

 А.: Время от времени глядеть на живых носителей – необходимо. Как минимум, это их культура и там столько неосознаваемых ими мелочей, которым вроде как и учить незачем, но которые дополняют картинку до «аутентичной». То есть, смотреть, чтобы напомнить себе, как оно должно быть.

В остальное время можно предаваться оттачиванию техники с локальными инструкторами, благо, есть немало хороших.

 С.: Не учил линейку сравнить не могу. Носителей касино нет, они уже почти все семидесяти-восьмидетилетние старики. Носители тимбы? Здесь важна не столько сальса, сколько фольклор, а вот фольклор это к местным, да.

 Ю.: В касино – остро необходимы. Ничтожное количество белых умеет давать sabor [4] и гармонично танцевать все составляющие сальсы, включая многочисленный и разнообразный фольклор. Хотя бы смотреть на носителей нужно регулярно, танцевать с ними и учиться у них – еще лучше, съездить хотя бы раз на Кубу для преподавателя касино, ИМХО, обязательно.

 — Чтобы мы ничего не упустили – на какой вопрос по этой теме Вам хотелось бы ответить?

 А.: Как находить новых интересных преподавателей?

Ездить, ездить и ещё раз ездить: как по российским мероприятиям, так и в Европу.

 Ю.: Стоит ли учиться иностранных преподавателей по видео?

С определенного уровня – да. Не то чтобы прямо учиться, игнорируя уроки и семинары, а дополнительно набираться фишек, пополнять свой танцевальный словарь, насматривать как можно большее количество вариантов танцевания – обязательно. Это развивает вкус и помогает косвенно повысить уровень и разнообразить танец. И смотреть вживую на хороших социальных танцоров – тоже, но такие не во всех городах есть.

Но есть важный момент:

если уж искать информацию по видео, в первую очередь надо смотреть носителей культуры. Роликов корявых деревянных итальянских преподов, обучающих танцевать касино и руэду с нуля, в Сети полно, это бесполезная гадость. Или хороший пример «как делать не надо».


  [1] ISA — Instituto Superoir de Arte – Высший институт искусств (Куба). ENA — Escuelas Nacionales de Arte – школы искусств в составе этого института.

  [2] Eddi Torres, Frankie Martinez.

  [3] Annelys Perez Castillo, Ranses Charon Hechavarria.

 [4] Sabor – вкус (исп.).

Автор: Daria

Авторское право © 2021 Salsa Union - Сальса Юнион | Дизайн ThemesDNA.com
top Яндекс.Метрика