Сергей Махонин: «Главное – прислушиваться к себе»

Часто в связи с танцами у людей появляются вопросы. «Можно ли похудеть?» «Что будет болеть?» «Почему болит и когда перестанет?» Мы собрали самые частые вопросы и пошли на встречу. На ваши вопросы отвечает остеопат, реабилитолог, специалист по адаптивной физической культуре Сергей Махонин.

 — Случается, что люди идут на танцы с желанием похудеть. Это возможно?

— Я считаю, что да, возможно. Танцы – это определённая физическая нагрузка, она позволяет активизировать обменные процессы. Наверное, танцы некорректно сравнивать с фитнесом, но, тем не менее, для людей умственного труда, это – нагрузка очень мощная, на которую организм реагирует соответствующе.

Но рассматривать танцы как панацею нельзя. То есть это не так: «Танцуйте – и всё». К танцам должны быть привязаны элементы самодисциплины в плане питания, режима дня, культуры здоровья, общения. Всё должно быть в комплексе.

— Есть ли какая-то специфика танцев как вида физической нагрузки? Чем они отличаются от спорта?

— Скорее всего, главное отличие – на уровне механики. Возможно, танцы – это более многогранная нагрузка, скажем так. Хотя спорт тоже спорту рознь.

Опять же, очень важен подход. Например, на армрестлинг можно смотреть как на «вцепился в руку и повалил». Хотя люди идут к этому годами, развивают разные группы мышц.

На танцы тоже можно смотреть: «Ну, нагрузка на ноги», хотя на самом деле это и работа головы (координация, построение танца и так далее), и всего тела.

— А бывают ли какие-то ситуации со здоровьем, когда спорт и тренажёры – нельзя, а танцы – можно?

— Да всё, на самом деле, можно. Просто всё зависит от подхода. Можно подойти так, чтобы что-то сломать. А можно выправить.

Проще всего человека приговорить: «Вам ничего нельзя. Можно только сидеть, лежать и ездить на троллейбусике». Нужен подход, и нужна воля, потому что некоторые моменты могут показаться рутинными. Но в итоге занятия танцами или спортом приводят к излечению.

Другое дело: бывает, поставили десять человек, и дали им упражнение. Один делает – и калечится, другой делает легко, третий – на грани. Здесь всё зависит от мастера, который это увидит и подскажет: «Тебе лучше делать вот это». Или: «Нужно дополнить наши занятия ещё тем-то».

А такого, чтобы однозначно «нет» — не бывает. Есть стандартные рекомендации в медицине: «Вам нельзя, у Вас суставы разрушаются». А есть новые методики реабилитации, щадящие нагрузки и так далее. Можно всё, надо просто знать, как, где и под наблюдением мастера.

— Кстати, про «суставы разрушаются». В каких конкретно случаях человеку нужно насторожиться? То есть, не полная обездвиженность, но соблюдать определённые меры предосторожности при физических нагрузках?

— Есть несколько ситуаций. Во-первых, это острая травма – переломы, сильные растяжения, разрывы мышц, воспалительные процессы. Я, возможно, не перечислю всего, но случаи, требующие ограничения движения, есть.

Ограничения, опять же, накладываются мастерством человека, который преподаёт. Хорошо, сегодня ты не можешь участвовать в активной тренировке. Но ты можешь делать упражнения мысленно, на уровне чувств.

— То есть, с ногой в гипсе представлять движение – это эффективно?

— Да, это способствует выздоровлению. Хотя кто-то может сказать: «Ну, сказочки». Но это доказано многими исследованиями, да и просто работает.

— Нет. Мы сейчас напоремся на другое: народ скажет: «А я танцую во сне», — и на тренировку не придёт.

— Нет, ну, мы же сейчас рассматриваем ситуацию, когда есть травма и ограничение подвижности. В этой ситуации мы можем быстрее восстанавливаться с помощью таких техник. Я сам это проживал, и знаю, что это работает.

Например, если одна конечность травмирована, и ты работаешь со второй, то травмированная восстанавливается быстрее. Если, находясь в гипсе, человек визуализирует здоровую ногу, то перелом срастается быстрее и с меньшими пагубными последствиями.

— А есть ли какие-то ограничения при ожирении высокой степени, для людей с большим избыточным весом?

— Конечно, это повод, чтобы быть осторожным, хотя я не называл бы это противопоказанием.

Понятно, что здесь вырастает нагрузка на суставы, на сердечно-сосудистую систему. Это тоже группа, которая требует особого подхода, как те, о которых мы говорили выше.

Они и психологически немного по-другому воспринимают занятия. Им может быть где-то сложнее. И, в то же время там нужно давать ряд специфичных упражнений и настроек.

2

— Хорошо, будем считать, что мы отсекли группы, которым нужен совсем особый подход. Теперь рассмотрим обыкновенный «офисный планктон».

Люди пришли на сальсу, и, насколько помню, в первый месяц ощущение такое, что отваливается всё. Перечисли, пожалуйста, что может болеть в начале занятий, и это нормально.

— Здесь может быть и просто, и сложно. Потому что, когда в начале занятий что-то «отваливается» — это почти норма, я бы так сказал. Танцы – это не та специфическая нагрузка, которую мы получаем каждый день: поход на работу, с работы, посидели, полежали, походили, даже поприседали.

Танцы более сложны по механике, координации. Естественно, организм говорит: «Пустите меня полежать», — и, конечно, вначале всё болит. Но есть мотивация, интерес, поэтому занимайтесь.

В сальсе несколько разная постановка тела у партнёра и партнёрши, поэтому вещи их могут беспокоить разные. Партнёрш может беспокоить стопа, поясница, шея, задняя поверхность бедра, икроножные мышцы. А партнёры могут жаловаться на поясницу и голеностопные суставы.

Хотя здесь всё очень индивидуально. Многое зависит от того, в каком физическом состоянии человек пришёл, как наложились занятия на его антропометрические особенности, старые травмы. Происходит некая адаптация, телу непривычно. Поэтому болеть может всё, что угодно.

Есть разные формы борьбы с крепатурой мышц – массажи, растирки, компрессы, ванны солевые и травяные. Ещё после тренировок обязательны так называемые заминки (которые идут в комплекте с разминками). Можно растянуться, сделать самомассаж или промассировать друг друга – просто пройтись по телу руками или ногами.

— Как отличить крепатуру от старой травмы?

— Старая травма проявит себя прямо по месту. То есть, если была травма, и она залечена, а потом это место получает нагрузку, то она вполне может дать о себе знать. Например, старинный перелом в голеностопе может отозваться. Или давнишняя травма колена.

Здесь есть несколько вариантов: пролечивать и потихонечку заниматься, бросить всё это неблагодарное занятие вообще или прерваться, пролечиться и прийти на занятия заново. Я – за первый вариант: лечиться и продолжать заниматься, чуть снижая нагрузки. Конечно, если ситуация позволяет.

Но если ситуация острая, то можно задействовать те способы занятий, о которых мы говорили выше.

— А если всё-таки речь идёт не о травме, а о крепатуре… Крепатура когда проходит?

— Это зависит от метаболизма конкретного человека, но в среднем два-три дня. Причём она проходит быстрее, если на следующий день, чувствуя абсолютную разбитость и нежелание делать ничего, кроме полежать, всё-таки заставить себя встать и мягко растянуться, немного нагрузить мышцы. Если возможно, принять ванну с морской солью. Это всё будет способствовать скорейшему снятию болевого синдрома.

— Для тех, кто уже танцует. Есть ли какие-то травмоопасные вещи, которые на танцполе делать нельзя никогда?

— Ну, не знаю. Выходить пьяным на сцену и кричать: «Всех побью»… (Смеётся).

На самом деле, можно всё, если человек адекватен. Если человек в своём танце достаточно профессионален, если у партнёра и партнёрши есть определённое доверие друг другу, если это не незнакомые люди.

Конечно, если незнакомый партнёр думает: «А не отработать ли мне бросок через себя? А ну, как среагирует партнёрша, падая на пол, пусть даже не бетонный, а деревянный?» — ни о какой адекватности мы не говорим.

Но если люди знают друг друга и друг другу доверяют, они вольны делать всё, что угодно. Человек рассчитывает на свои силы и понимает: «Здесь я могу, здесь – не могу». А запретить мы ничего не можем.

Что ещё сказать? Не выставлять локти, смотреть вокруг себя: куда ты крутишься? Чтобы никуда не наступить, ничего не сломать.

— А вообще, с какими болячками чаще всего приходят танцоры?

— Как раз с тем, о чём мы говорили: всевозможные обострившиеся старые травмы. Иногда – из-за специфической базовой позиции в сальсе — боли в пояснице.

Но я это всё отношу к тому, что какие-то проблемы у человека уже были. Организм был адаптирован под старую травму, а от танцев получил неспецифичную нагрузку. Ну, и выразил своё недовольство: вот, травма есть. Поэтому танцы я бы рассматривал как катализатор процесса, но не как причину.

Хотя, если рассматривать травму как таковую, она тоже не просто так произошла. Есть такое выражение: где слабо, там и рвётся. По-видимому, ряд каких-то причин это место ослабил, и потом произошла травма. А танцы просто выявили, что она не долечена. Поэтому во всём нужна мера.

— Но существует одна область, в которой с мерой очень сложно, и касается она только девочек. Во время вечеринок, а особенно фестивалей мы по нескольку часов проводим на каблуках. Специфические травмы от этого бывают?

— Конечно. Во-первых, это повышенная нагрузка на стопу. И потом, тело устроено так, что оно занимает определённое положение в пространстве. За счёт того, что каблук высокий, происходит перераспределение нагрузок. Соответственно, несколько изменяется нагрузка на вышележащие отделы – коленные суставы, тазобедренные, позвоночник. Поэтому каблук выше четырёх сантиметров – это достаточно сильное испытание, когда организм должен адаптироваться под нагрузку.

— Как поберечь ноги?

— Если не носить каблук, то никак. А если носишь, то очень внимательно, методично и практически ежедневно заниматься стопами. Массажёр, массажные и самомассажные техники, мазевые формы. Ванночки и так далее. Особенно это делается после больших нагрузок, но если каблуки в жизни ежедневно, — желательно ухаживать постоянно.

Понятно, что женская ножка на высоком каблуке – это красиво. Но зачем обязательно расплачиваться за это здоровьем? Можно же заниматься собой и немножко нивелировать ситуацию. На это нужно немного времени – максимум пятнадцать минут вечером. Понятно, что опять-таки нужна самоорганизация.

Мы обычно вспоминаем об этом, когда уже есть боль и деформация стопы. Тогда это всё лечить сложнее. А когда каблуки и вроде ножка устаёт – ещё ничего такого: «Полежу, задрав ноги». Но со временем лечить становится всё сложнее. Это – некая культура обращения со своим телом.

— А если плоскостопие уже поставили – и ты благополучно об этом забыл. Потому что ну, не вставишь замечательные ортопедические стельки в танцевальные туфли. Тогда как?

— Тогда – всё, что я сказал выше. И не исключать стельки. Потанцевала – и в ботиночки со стельками влезла. Домой пришла – и ортопедические тапочки надела, массаж сделала. Это важно.

На самом деле до определённого момента плоскостопие может не беспокоить. А потом начнутся какие-нибудь страшенные коленные боли, или боли в тазобедренных суставах. И свистопляска вокруг уколов, чтобы их снять. Но можно до этого не доводить. Поэтому и ногам нужно уделять внимание.

— В танцы приходят люди достаточно спортивные. Сейчас начнутся лыжи и снегоходы, летом будут походы и велосипеды. Существуют ли какие-то общие рекомендации по эргономичному движению? Чего не стоит делать никогда, чтобы потом не хвататься за все места, которые ты перетрудил?

— На самом деле в каждом виде отдыха и спорта есть свои техники, годами выстраданные и наиболее эргономичные, и их нужно придерживаться. Единственный общий совет, который здесь можно дать – слушать себя, слушать инструктора. А всё остальное…

Ну, я могу сказать, что нельзя без парашюта прыгать с пятисот метров или прыгать без подготовки горлом на копьё – не все выживут. (Смеётся).

— А вот если ты уже дохнешь, а инструктор говорит: «Вперёд, сейчас мы поставим рекорд!» Как вовремя понять, что перед тобой профессиональный спортсмен, который просто не ловит твою форму?

— Организм – это такая отлаженная система, которая этот момент пресечёт сама.

— Глубокий обморок?

— В лучшем случае. В худшем – травма, но убить себя таким способом очень сложно. Но вообще всё зависит от мотивации.

Если человек делает что-то для удовольствия, то он, думаю, и не допустит, чтобы его заморили. Хотя некоторым в кайф, чтобы их тренировали именно вот так. Иногда осознание приходит именно через преодоление нагрузки. Поэтому иногда кого-то надо и палкой подогнать. (Смеётся).

Я и сам вожу людей в походы, преимущественно в горы, и в горах людям тяжело. И порой я вижу, что человек на грани истерики, тогда мне ничего не стоит взять его рюкзак и сказать: «Давай мы тихонечко спустимся».

Но иногда нужно сказать человеку: «Давай, соберись, осталось немного». И человек сжимает зубы, и у него получается. Хотя, казалось бы, я мог эту ситуацию не инициировать.

Но когда он спускается, сжав зубы, у него в памяти навсегда остаётся, что он смог. Иногда мы встречаемся через много лет, и люди говорят: «А здорово, что тогда…» А иногда даже не понимают, что тогда в той ситуации мы сработали вместе, и он в этот момент стал другим.

Поэтому общих советов нет – психика может повести себя как угодно. Это зависит от человека, и отчасти от окружения. И всё-таки я бы всем посоветовал хотя бы раз в жизни сходить в горы. А лучше всего в горах вообще одному побыть. Это позволяет по-другому посмотреть на себя, на мир, переоценить вообще всё в жизни.

1

— У нас остаётся важный вопрос о самопомощи. Что нужно делать, чтобы поддерживать себя, и где находится грань, после которой надо завязывать с мазями и ванночками и обращаться только к специалисту?

— Эта грань тоже очень индивидуальна. Для кого-то насморк – это не проблема, он закончится на следующий день за счёт настроя и воли. А для кого-то это неделя с каплями, больничным и посещением терапевтов. С натиранием носа платком и так далее. Для кого-то растяжение – это три дня повязки, а для кого-то – две недели покоя. В этом плане никто лучше самого человека себя не знает.

Но надо знать, что при определённой самоорганизации всё это заживает лучше. Это – то, о чём мы уже сегодня говорили – мази и так далее.

-А как отличить врача от шарлатана? «Мануальщиками» теперь представляются все.

— Да никак, по большому счёту. Можно иметь миллион дипломов – и всё без толку. Можно не иметь ни одного – и помогать словом, и это тоже будет помощь людям.

Как их отличить? Либо себя послушать: «мой человек», либо по звонку, по совету знакомых. Я не имею в виду лечение фармпрепаратами – когда человеку назначают какие-то лекарства, которые в известной степени помогают всем. Но это не значит, что работают индивидуально с человеком, с его причиной. Это просто симптоматическое лечение – его издержки и побочные эффекты известны.

— А как тогда отличить человека, который занимается твоим здоровьем, от человека, который заботится о том, чтобы произвести первое впечатление? Потому что эмпатия в течение первых двадцати минут имеет сходный эффект.

— Да, я видел оба варианта. Только опытным путём, наверное. К сожалению. Каждый человек (и специалист) встречается нам в жизни не «просто так». Прислушивайтесь к себе, верьте в себя, настройтесь на лучшее – всё получится!

Автор: Daria

Авторское право © 2018 Salsa Union - Сальса Юнион | Дизайн ThemesDNA.com
top Яндекс.Метрика