pogrugenie v musyku1

Погружение в музыку

Сальса для европейского непривычного уха звучит сложно. Однако тому, кто хочет научиться танцевать хорошо, нужно научиться слушать музыку.

Как научиться различать исполнителей и отдельные группы? А стили? Как анализировать саму композицию, чтобы потом успешно передать её в танце? Что для погружения учеников в музыку может сделать преподаватель, а что – только сам ученик? Рассказывают Юлия Телия (Москва), Алексей Кельин (Москва) и Денис Мокрушин (Ижевск).

 «Без музыки — это танцульки, а не танцы!»
Алексей Кельин

— Для начала вопрос: а зачем вообще погружать ученика в музыку? Пусть ходит непогружённый.

 Денис: Непогружённый в музыку ученик никогда не сможет получить столько удовольствия от танца, сколько погруженный – так зачем лишать его этой возможности?

Юлия: Музыка первична, без нее вообще все, что мы делаем, не имеет смысла.

Ученика обязательно нужно посвящать не только в механику движения, но и в его суть – то есть, в сопутствующую ему культуру и определяющую его музыку.

Ну и просто, танцевание в музыку – это совсем другое ощущение, гораздо более приятное, чем механическое передвижение в счет. 

Музыка первична, без нее вообще все, что мы делаем, не имеет смысла.
Ученика обязательно нужно посвящать не только в механику движения, но и в его суть – то есть, в сопутствующую ему культуру и определяющую его музыку.

Алексей: Аааа! Без музыки и без вовлечения в неё — это танцульки, а не танцы. Всё равно что тупо учить слова иностранного языка и не рассказывать о культуре страны, которая на нём разговаривает.

Я не люблю обучать просто танцулькам. Мне важно, что пусть не всем это будет интересно и кто-то уйдёт не дождавшись, собственно, телесного контакта, но останутся те, кто в танце ищет не фитнес, а состояние триединства (я + ты + музыка). Пусть останутся только те, кто понимает, что умение следовать музыке и быть с ней в контакте — так же важно, как и быть в контакте с тем человеком, с которым ты танцуешь.

Музыка — третий ведущий, третья сущность, с которой хочется единения. Только без насилия: если не хочется «быть вместе» именно с этой музыкой — стоит поискать другой танец.

Лично для меня сальса-музыка — это настолько глубокий, интересный и вдохновенный собеседник, что с ней можно всю жизнь общаться, и это не надоест.

— Как выбирать композиции для первых уроков? Какую долю там должны составлять простые композиции с ясным ритмом, сальсатоны, более сложные вещи, но так, чтобы ученик не испугался?

 Денис: На первых уроках пугать новичков сложными композициями не стоит. Однако, простые композиции и сальсатоны (которые проще воспринимаются нетренированным ухом и вызывают желание танцевать и человека, никогда ранее кубинской танцевальной культурой не интересовавшегося) бывают разные — как хорошие, так и не очень. И лучше не включать все подряд.

У хороших именитых исполнителей можно найти достаточно музыки, которая понравится начинающему танцору – у Elito Reve, Pupy, Charanga Habanera, тех же Timbalive.

Когда ученики немного привыкнут, к двум-трем простым композициям можно добавить что-то посложнее, в пропорции, скажем, один к трём. Такое погружение проходит практически незаметно для новичка, но в итоге он оказывается окружен хорошей и уже более понятной ему музыкой.

Юлия: Для самых первых уроков подходят композиции с таймингом или те, в которых ритм и темп существенно не меняются.

«Ясный ритм» – это фикция, для совсем начинашек ритм загадочен и сложен в любой сальсе.

Случаются, конечно, исключения – ребята либо с музыкальным образованием, либо с опытом в других танцах – они обычно слышат музыку, но большинство, в лучшем случае, интуитивно чувствуют, во что шагать.

С моей точки зрения, на первых занятиях оптимально объяснять и отрабатывать шаги под тайминг, а простейшие ритмические упражнения делать под разную сальсу.
К сальсатонам лучше вообще не приучать. Конечно, с сальсатонами проще, но слишком многие потом предпочитают эту простоту остро необходимому росту.

Где находится оптимальная граница между удобством преподавателя, которому надо следить ещё за механикой, и интересом ученика, которому становится скучно танцевать под пять знакомых композиций?

Алексей: Граница — зависит от «нетленности» композиций. Когда я сам преподавал — менял музыку раз в полгода, нормально было.

Плюс — под заводные треки преподаватель и показывает ярче, ученикам интереснее. Когда препода прёт — всем радость.

 Денис: Все зависит от ученика, точнее, от группы. Бывает так, что людям долгое время комфортно танцевать под одну и ту же композицию. А бывает, что практически вся группа ходит за тобой с альбомами Los Van Van в руках и просит включить что-нибудь «из любимого».

Так что все индивидуально. Главное в этом деле – сохранить баланс, при котором ничто не мешает прогрессу ученика.

Юлия: Не понимаю суть вопроса.

Зачем преподавателю на любом уровне ограничиваться каким-то количеством треков? Даже для начинашек их можно найти несколько сотен, если не лениться. С таймингом и с тем есть варианты. Меньше, но есть.

Музыка для занятий – это же не для диджейки, там гораздо более низкие требования к качеству звука, так что вариантов скачивания сразу больше становится.

— Кстати, насколько широким вообще должен быть репертуар для занятий?

 Денис: Достаточным для того, чтобы люди знакомились с новой музыкой. Но вместе с тем, обязательно должны звучать хорошо знакомые песни. Под них, как правило, проще танцевать, человек чувствует себя в своей тарелке.

Юлия: Чем шире репертуар на занятиях, тем шире кругозор у учеников, так что хорошо бы под одну и ту же папку месяцами не работать.

Преподаватель, подбирая музыку для занятий, формирует вкус своих учеников (или хотя бы изрядно влияет на него), а также прокачивает их способность импровизировать под разную музыку. Это ответственность, и забывать о ней нельзя.

 Подбирая музыку для занятий, преподаватель формирует вкус своих учеников, а также прокачивает их способность импровизировать под разную музыку. Это ответственность, и забывать о ней нельзя.

Алексей: Чтобы покрывать максимальный диапазон «подо что вы будете танцевать на конгрессах».

Чтобы человек мог как можно шире охватить весь роскошный диапазон звучаний, настроений и темпераментов сальсы. Чтобы не оставалось музыки, под которой «мы, тру касинисты» (или мы, «самые прямые линейщики») не танцуем, хотя могли бы.

— Какую часть занятий надо проводить под счёт и как с ним работать?

 Алексей: Обучение под счёт (и «под занудного дядьку») у меня только на первых двух занятиях. Все остальные — только под музыку (небыструю, с чётким ритмом, специально подобранную). Чтобы отзывалась не математика в мозгу, а живой драйв в «булках».

 Денис: Это, опять же, зависит от группы.  В каких-то случаях требуется больше времени, в каких-то меньше.

Также важно заставлять людей самих считать вслух. Обычно это сложно дается, это непривычно, и многие банально стесняются. Однако, работая таким образом, ученики не только лучше привыкают к ритму, но и справляются со своим стеснением, что не может не радовать, когда речь идет о танцах.

Юлия: У всех по-разному. Наверное, это очень во многом – вопрос удобства, и к тому же зависит от направления и уровня группы.

Мне удобнее под счет объяснять новые движения или разбирать какие-то моменты, в которых нужно, например, замедлиться и сакцентировать внимание группы на какой-то детали. Все отработки – под музыку, пусть даже в полтемпа, чтобы не формировать привычку двигаться безотносительно музыки.

Ещё отличный вариант для отработки связок – работать через восьмерку: то есть, одну восьмерку из сольной связки или парной фигуры станцевали – на одну восьмерку остановились, следующую станцевали – остановились.

Для многих ребят сложно не на скорости даже делать, а просто всю связку подряд, они ее еще не успели запомнить и паникуют от того, что не успевают вспомнить, что дальше. А такие паузы дают возможность вспомнить спокойно, сделать без нервов, и в итоге всем легче и приятнее.

Кроме того, пока группа останавливается на эти стоп-восьмерки, у преподавателя есть возможность пробежать по всем взглядом и понять, все ли оказались в нужной точке.

Но надо понимать, что на данный момент я с начинающими работаю только индивидуально – в группах у меня исключительно танцующие уже ребята. Начинашкам, возможно, нужно больше показывать и больше с ними делать под счет.

 — Как познакомить ученика с разными группами, стилями, заинтересовать в том, чтобы искать музыку?

 Алексей: Самому искать и делиться интересными находками. Ничто так не заинтересовывает, как искренний интерес заинтересовывающего.

Можно ещё устраивать внеклассные презентации про разную музыку и её связь с историей и культурой, особенно хорошо это идёт с видео- и прочей документалистикой. Преподаватель должен знать корни и уметь интересно о них рассказать. Или приглашать тех, кто это умеет.

 Денис: Тщательно отбирать музыку для занятий, знакомить с новинками, со старыми хитами. Записывать музыку ученикам для того, чтобы они слушали ее дома/на работе/в машине. Как правило, через какое-то время они приносят флешку и просят записать еще и побольше.

Иногда на занятиях мы заостряем внимание учеников на какой-либо композиции, рассказываем им, о чем поется в песне, кто ее автор. Таким образом они быстрее знакомятся с исполнителями, начинают запоминать и выделять тех, кто лично им больше нравится.

Юлия: Заинтересовать в том, чтобы искать музыку, в первую очередь – личным примером. Про хорошую музыку обязательно на занятии подойдут и спросят, кто это.

Если нет отдельных занятий по музыкальности, все равно можно хотя бы вкратце рассказывать, кто это играет и чем он славен.

Ну, и насчет музыкальности танцевания, я честно говорю, что помимо хорошего понимания структуры музыки, владения телом и реакции, нужно еще и просто знать много музыки, хотя бы в общих чертах. Это мотивирует слушать и копать самим, а музыкально и красиво танцующий препод вдохновляет развиваться в тех направлениях, на которые он сам делает упор.

И еще очень помогают социальные сети – есть возможность делать подборки, делиться видео, давать ссылки на интересное, это колоссальное подспорье.

— Как познакомить учеников с разными жанрами, если на занятия, помимо сальсы, они иногда тупо не ходят?

 Денис: Самый простой вариант – включать эту музыку на разминке, добавляя в нее какие-то элементы соответствующих танцев. Это позволяет заинтересовать людей, и в дальнейшем они уже сами проявляют любопытство.

 Юлия: Насильно – никак. Обязательно нужно донести и обосновать необходимость их изучения, для начала – в теории.

Какие-то вещи можно вкраплять в занятия по сальсе – реггетон вот отлично для разминки подходит, румбу и сон тоже можно по чуть-чуть включать.

Но специально заниматься, скажем, афро пойдут только те, кому это интересно, а значит прежде, чем знакомить, надо заинтересовать.

Опять же – личный пример, все остальные способы гораздо менее эффективны.

Но можно пойти и менее гуманным путем. Например, не допускать до занятий в старшей группе без определенного набора знаний, включая базу сона или что там надо прокачать.

— Вопрос диджеям: «Школьная вечеринка», обычная вечеринка в клубе, вечеринка на фесте – отличаются ли по набору композиций и чем?

 Юлия: И школьные вечеринки, и клубы, и фесты – все даже между собой разные.

Я могу сейчас придумать абстрактные правила, по которым можно теоретически определить эти отличия, но на практике некоторые школьные вечеринки по энергетике и музыке круче многих конгрессных. Зависит от слишком большого количества факторов.

Алексей:  Вечеринки отличаются целями, а, следовательно, — форматами. Для себя я выделил следующие моменты.

Цель «школьной вечеринки», как правило, — попрактиковаться ученикам. Поэтому лучше если музыка будет зажигательной (чтобы хотелось) и не чрезмерно сложной (чтобы получалось). Обязательно также ставить мощные яркие хиты, чтобы преподаватели и опытные танцоры зажгли, вдохновили остальных.

Цель вечеринки в клубе, куда собираются не только из одной школы — «себя показать и других посмотреть». Вызов диджею — в том, чтобы постоянно держать в голове «им понравилось сегодня? придут ли в следующий раз?». Музыку ставить такую, чтобы было и что-то новенькое, и достаточно известных хитов, под которые можно блеснуть. Особое требование — нужно знать «любимые хиты» аудитории и даже отдельных танцоров, иногда быть готовым сыграть под заказ.

Цель же вечеринки на фестивале — танцорам оторваться по полной. Для диджея это All-In: не играть даже просто хорошее, мечем на стол только самое лучшее. И очень важно играть с учётом того, кто играл до тебя и кто — после. Чтобы не уморить и не разогнать аудиторию для следующего диджея, работать на команду.

Мне нравится наблюдение Антона Щербака: отличие российских фестивалей от мировых — в том, что касино и линия звучат на одном танцполе. И это задаёт ещё один принцип: нельзя подряд играть слишком крайние стили («безжалостный тимбос» или «беспросветные колокольчики»), потому что часть аудитории сразу выпадает и обижается. Нужно находить и играть вещи, под которые «при желании можно танцевать и то и то».

Например, я считаю, что на Препод-пати 2014 нашему диджейскому коллективу (Sonya, Vitёk, 2mambo, Sha, Sanchez и Rumbaru) удалось отлично и вдохновенно сыграть как раз в полном соответствии с требованиями: был хороший баланс касино и линии и отлично, «бесшовно» передавали аудиторию друг другу, играли на одной волне.

— Чем различаются диджеи, и как научиться их различать?

 Денис: Есть диджеи, которые ставят музыку для себя. Есть те, кто ставит музыку «для народа». А есть треть категория — те, кто ориентируется на публику, но оставляет за собой возможность знакомить эту публику с чем-то новым, сложным, интересным. У них на вечеринках, как правило, люди утанцовываются до мокрой одежды и стертой обуви.

Юлия: А зачем учиться их различать? Нужно учиться разбираться в музыке: в стилях, особенностях каждой страны (чем, например, пуэрториканская сальса отличается от американской), исполнителях, актуальности и свежести композиций.

Для человека, который в музыке разбирается, разница в подборках разных диджеев довольно очевидна: у всех разное соотношение стилей, предпочтения, энергетика, количество «боянов» и свежих, незнакомых композиций. Но определять это все, совсем не разбираясь в музыке, невозможно.

Ещё есть некоторые технические особенности диджейства – манера сведения, например. Некоторых можно узнать по ним, но опять же, зачем?

Алексей: Для меня диджеи отличаются тремя характеристиками: направлением, вкусом и принципами.

Направление — это то, в каком слое музыки диджей копает, каким направлением действительно интересуется. Определить просто: какой музыки диджей может отыграть не полчаса-час, а целую вечеринку. Я, например, полчаса кизомбы могу отыграть нормально, но целую вечеринку не потяну: не настолько в ней разбираюсь, не моё направление.

Вкус — это какого рода песни лично диджею нравятся. Хорошая вечеринка — когда вкус диджея и аудитории как минимум пересеклись, отличная — когда совпали. И тут уж у каждого диджея «свой почерк», за полчаса-час вполне можно на слух определить, кто за пультом. Хотя — бывает приятно и ошибиться, когда диджей играет нестандартно для себя, и это тоже хорошо.

Ещё о стиле: считаю, что если у диджея есть только поклонники, но нет тех, кому он не нравится — значит своего вкуса, стиля у него (ещё) нет. Хорошо это или плохо — не знаю.

Принципы — это то, чего конкретный диджей по своей воле не делает. Например: никогда не слышал от Геннадия Ванюшина слащавой сальсы «романтика» с плаксивым мужским вокалом. У Сони никогда не слышал подряд несколько быстрых песен. Сам не ставлю длинные быстрые ча-ча-ча (считаю, что они очень «устают» аудиторию).

— Зачем надо слушать живую музыку и в чём особенности танца под неё?

 Денис: Живая музыка, как ни странно, живет. (Смеётся).

Музыканты могут что-то изменить по ходу действия, солист – начать импровизировать, а танцоры погружаются во что-то абсолютно новое для них, да еще и сдобренное энергетикой исполнителей, стоящих прямо перед тобой на сцене.

Здесь, кроме музыки и танца, появляется еще и общение, и эти три элемента вместе дают поистине волшебный результат.

Юлия: Суть сальсы (как музыки, так и танца) – в большом количестве импровизаций.

 Импровизируют музыканты, импровизирует сонеро, а в идеале – под них импровизирует танцор. Чтобы этим всем проникнуться, обязательно нужно ходить на концерты, на все, какие есть в доступе – не важно, привычный ли стиль сальсы играет группа.

Слушать, пропитываться энергетикой, видеть, как делается музыка – это все очень важно для восприятия музыки, а значит, и для становления как танцора. Но это все довольно сухая теория.

Для меня гораздо важнее эмоциональный аспект: мне в удовольствие танцевать сальсу  в первую очередь потому, что я обожаю эту музыку, меня от нее прет. Вот если этот драйв есть, то вопрос, зачем ходить на концерты, вообще не возникает. А если не нравится музыка, то в этих танцах человеку вообще делать нечего.

Алексей: Живая музыка вдохновляет! Одно дело, когда музыканты, кто знает с какого по счёту дубля, записали классную песню, а потом над ней потрудились звукорежиссёры, специалисты по сведению и мастерингу. Получился шедевр. Другое дело — когда они прямо здесь, сейчас, в прямом эфире сотворили её не менее сильно, чем в самой лучшей записи! И тоже шедевр!

Особенности танца под живую музыку — выделяю две: если песня знакома — всё равно надо слушать внимательно, чтобы поймать триединство («я + ты + музыка»), потому что живьём музыканты иногда норовят её на ходу изменить, вставить или убрать привычный акцент. Это бодрит.

А вторая особенность — сальса-группы обычно песни живьём играют раза в два-три длиннее, чем в записи. А часто ещё и быстрее, чем в оригинале. И это может стать испытанием: на Первом Московском Salsa & Kizomba фестивале SCC играли в первый день длинно (но не бросить же друг друга посреди песни!) и в бешеном темпе. Танцующие вымотались, и диджеям после концерта пришлось «реанимировать» публику. Но на второй день музыканты, видать, опомнились (или, скорее, организаторы им намекнули) и было уже гораздо гармоничнее.

Радует, что сейчас всё больше фестивалей с живой музыкой. Это важная и яркая часть погружения в культуру.

Очень жаль, что больше не проходит Freestyle Salsa Fest в Питере: это была ни с чем не сравнимая возможность увидеть вживую легендарные сальса-группы. Считаю, что Борису Эче, как первопроходцу, надо памятник поставить — скромный, но заметный.

Вспомните себя, когда вы начинали. Каково было первое впечатление от сальсы (честно)? Как быстро вы научились отличать одну вещь от другой? Разные группы? Разные стили? На что при этом ориентировались? Много ли слушали, где и что именно?

 Денис: Первое время, конечно, проще воспринимался Мигеля Энрикес, чем, скажем, Эктор Лаво.

Но очень важно, какая музыка попадет тебе в руки.

Я довольно быстро познакомился с творчеством Los Van Van, Pupy, Manolito y Su Trabuco. Это очень яркие исполнители, научиться отличать их друг от друга не сложно, достаточно послушать.

Вообще, чтобы начать разбираться в музыке, пусть и на самом базовом уровне, необходимо очень много слушать.

Уже в начале пути добрую половину места на моем компьютере занимала музыка: Los Van Van, Pupy, NG La Banda, Charanga Habanera, Oscar d´Leon, Celia Cruz, Hector Lavoe, Buena Vista Social Club, Sierra Maestra и многие, многие другие.

Юлия: Меня от всей услышанной латиноамериканской музыки вштырило сразу, с мурашками и прочими спецэффектами. Я не отличала одно от другого, но слушала взахлеб с утра до вечера.

Свезло, что рядом оказались люди, способные внятно объяснить, чем отличаются разные стили друг от друга, как это определить на слух и на что это влияет в танцах. Поэтому кумбию от сальсы я начала отличать раньше, чем ходить пресловутые «три шаги» (Смеётся).

Одну композицию от другой – сразу, я не очень понимаю, как их можно не отличать, они же разные.

С исполнителями как-то по мере наслушивания музыки получилось, поначалу – не специально.

Просто слушала (много, по нескольку часов в день) и поглядывала, что играет. Со временем особенности некоторых групп становятся очевидны (а некоторые я до сих пор не всегда на слух распознаю).

Сейчас вообще очень просто все с музыкой – соцсети и здесь помогли. Когда я начинала танцевать, искать музыку было гораздо сложнее, и эти сложные кривые пути сейчас не актуальны.

Ну, а на что ориентироваться, чтобы отличить один стиль от другого – это тема отдельного семинара, причем не часового точно. (Смеётся).

Алексей: Первая сотня-другая сальса-треков в моей голове была, как китайцы для европейца: все на одно лицо. Китайцев я с тех пор лучше различать не стал, а вот сальсы в моей классификации сейчас около сорока заметно отличающихся стилей.

Ушло на это порядка пяти лет: слушал очередной пласт музыки, находил, что в нём нравится, слушал следующий.

У меня плохая музыкальная память: чтобы запомнить песню и смочь её на слух выделить среди других, нужно прослушать несколько раз. «Угадай мелодию» в сальсе я бы, скорее всего, с треском проиграл.

А вот группы (не все, но многие) научился отличать даже не по конкретным песням, а по характерному «саунду». У меня, похоже, слух не музыкантский, а звукорежиссёрский: мне проще не запомнить мелодию, а отличить особенности звучания, и уже по нему определить группу.

Например Tromboranga — легко отличить по сочным, выдающимся тромбонам. Tito Rodriguez заметен внезапными, из ниоткуда, роскошными духовыми проигрышами на фоне характерного для семидесятых сведения. А звук La Maxima 79 — современное, широкое по панораме и спектру гуагуанко. Ну и так далее.

— Как вы сейчас отслеживаете новую музыку?

 Юлия: По европейским и американским хит-парадам латиноамериканской музыки, тематическим сайтам типа timba.com, сайтам исполнителей.

 Алексей:  Бывает, Виктор Радзюн в рассылке Мамботрайба что-то интересное присылает. Бывает — захожу в Soulseek, набираю «salsa <год>» и скачиваю на послушать, бывает — ВКонтакте наткнусь на какой-то интересный трек. То есть — жизнь подбрасывает.

В последнее время заметил за собой пунктик, образовавшийся после рассказа Жени Барановой-Ройзман на позапрошлом диджейском столе: не играть «визитные карточки» других диджеев. Работаю над своими.

Поэтому радуюсь, когда получается обойтись на касино-вечеринке без роскошного, но уже сильно заигранного Alexander’а Abreu, например. Ибо столько ещё прекрасной музыки, которая имеет шансы стать не менее популярной!

Одной из важных своих задач как диджея вижу в том, чтобы не только играть хиты, но и «создавать хиты», находить и вводить в обиход новые песни, которые станут любимыми на вечеринках.

 — Представьте, что Вы опять пришли учиться с нуля. Что в собственном тогдашнем опыте общения с музыкой Вы бы сейчас изменили, сделали иначе?

 Денис: Я бы еще больше слушал, особенно концертных записей.

 Алексей: Как диджей я бы сделал три вещи по-другому.

1.Выучил бы испанский. Гораздо легче запоминать песни, когда хотя бы в целом понимаешь, о чём они.

  1. По-другому отслушивал бы музыку: более внимательно и меньшее количество за раз. Чтобы не замыливался слух, и чтобы не разрасталась чрезмерно фонотека.
  2. Вёл бы дневник отыгранных вечеринок: что удалось, каких целей получилось достичь, какие отзывы. Чтобы не забывать уроков прошлого.

Юлия: Познакомилась бы с Заславским на 2 года раньше. (Смеётся).

Если серьезно, то именно в плане музыки – ничего. На общем фоне мне тогда действительно сильно повезло, потому что было кому объяснить именно музыку.

Вот учиться танцевать в зале, а не на танцполе, пошла бы раньше, это да.
Сейчас еще понятно, что многое в плане преподавания можно было бы делать сильно иначе, чем я это делала первые примерно года  два. Ну, на то он и опыт, чтобы на нем учиться.

 Дайте советы начинающим.

 Денис: В первую очередь – слушать. Много, постоянно.

Первое время пусть музыка играет просто фоном, ведь с непривычки вслушиваться в композиции будет сложно. Затем нужно целенаправленно садиться и слушать, не отвлекаясь на другие дела.

Так вы быстрее познакомитесь и, самое главное, поймете и полюбите эту музыку.

Алексей: На семинаре «Погружение в музыку» я обычно рекомендую несколько простых вариантов как улучшить своё слушание музыки.

— прослушать песню внимательно от начала до конца. И не параллельно другим делам, а целенаправленно, отдав ей всё своё внимание.

— выбрать в песне один инструмент и следить за ним, слушать его: что он делает всю песню.

— рассказать о песне. Одним абзацем описать, чем она характерна, чем запомнилась, что именно в ней понравилось.

— сделать «карту песни». Перечислить все инструменты, отметить на ней все начала куплетов, припевов; акценты, «передачи», «фишки».

— сделать танцевальный номер под песню. Поставить себе задачу отыграть танцем все её яркие моменты.

После этого музыка становится роднее, понятнее и интереснее. Так легче дойти до состояния «распробовал, понял, в чём кайф».

Юлия: На самом начальном этапе просто обратить внимание на музыку – это уже хорошо. Слушайте ее, открывайте для себя какие-то новые грани, старайтесь больше смотреть на хороших танцоров, чтобы в мозгу музыка увязывалась с движением и визуально тоже.

Хорошо еще походить на ритмику, если есть возможность, или хотя бы поиграться со всякими программами, позволяющими разобрать музыку на составляющие и послушать их отдельно или в разных сочетаниях.

Расслышать клаве или даже кампану в общей мешанине поначалу очень сложно. Но когда ухо знает, как они звучат по отдельности, становится гораздо легче уловить звуки отдельных инструментов в каждой композиции.

Еще один совет, очень полезный лично для меня, дал на одном из своих занятий Боря Эча: стараться всю композицию слушать один инструмент, но от начала до конца. Либо дома берете композицию, выбираете, например, бас, и стараетесь его ухом не терять до последних тактов. Или на дискотеке, если танцевать не с кем или не хочется, помедитируйте в музыку. Это значительно облегчит в дальнейшем развитие музыкальности,  мне очень помогло, поэтому и вам советую.

Ну и на любом, подчеркиваю, на любом этапе не пропускайте занятия по музыкальности и ритмике. Пусть даже шаг еще не очень устойчивый, но информация все равно отложится, даже если не все сразу поймете.

Обязательны к посещению классы по музыкальности от Вячеслава Заславского, Алексея Кельина, Светы Рэй, Алексея Семененко.

Ну и занятия с музыкантами – это вообще мероприятия, за которые хороший ученик должен не глядя продавать душу, родину и левую почку. (Смеётся).

Боря Эча со своими ребятами из Cuba jam периодически проводит такие. Маркос Фернандес ритмику очень круто дает, один или с нашими друзьями из группы Rumba Havana. На Украине есть Dislocados… в общем, не упускайте возможность учиться.

И отслеживайте, если привозят кого-то из иностранных звезд – обычно музыкальность рассчитана на все уровни, так что дерзайте.

Версия для печати Версия для печати